Наши публикации

«Это не потому, что «Просто молоко» такое доброе...»

издание: БИЗНЕС Online
дата публикации: 07.09.2017
автор: Алмаз Хайруллин

«Это не потому, что «Просто молоко» такое доброе...»
После того как всплыли письма в Кремль, Марат Муратов пошел на мировую по первым из сотни исков бывших рабочих Казанского молкомбината
Как узнал «БИЗНЕС Online», бывшие сотрудники в трудовом споре с УК «Просто молоко» Марата Муратова согласились на мировую — на днях подписаны первые обоюдные соглашения. Если практика распространится на всех недовольных, а это 130 человек, «молочный король» выплатит из собственного кармана каждому минимум по четыре трудовых оклада. По мнению юристов, Муратов поступил как сильный лидер: спор с экс-сотрудниками грозил ударом не только по кошельку, но и по имиджу.
«У ОТВЕТЧИКА ПРОСТО НЕ ОСТАЛОСЬ ВЫБОРА ЕГО ДЕЙСТВИЙ»
Бывшие сотрудники Казанского молочного комбината (КМК) заключили первые мировые соглашения с УК «Просто молоко» Марата Муратова, которые с конца июня судятся со своим бывшим работодателем, с кем ранее заключались срочные трудовые договоры. Об этом «БИЗНЕС Online» рассказали несколько юристов, представляющих интересы работников КМК в казанских судах. Напомним, что такие договоры после ухода «Просто молоко» с завода оставили людей не только без работы, но и без денежных компенсаций, что вызвало недовольство людей. Таким образом, разгорающееся судебное дело повернулось в пользу работников, хотя, между прочим, еще в конце августа Московский райсуд Казани отказал в удовлетворении одного такого иска.
«Отношения обострились, и пришлось выкладывать козыри, в том числе письма Муратова в адрес президента республики и главы минсельхоза РТ, которые на одно из предварительных заседаний принес сам представитель ПМ, — рассказал „БИЗНЕС Online“ председатель объединения профсоюзов Татарстана (ОПТ) Николай Мильченко, представляющий интересы 33 рабочих. — После этого все несколько поменялось, ответчики пошли на мировую. Накануне я заключил первые три мировых соглашения в Советском районном суде Казани».
Примерно столько же соглашений в понедельник заключили другие адвокаты, представляющие интересы бывших сотрудников КМК. Всего же к «Просто молоко» поступило не менее 130 судебных исков, большинство из них рассматривает Советский райсуд Казани. В одном из мировых соглашений, о котором рассказал Мильченко, прописано, что ПМ рассчитается по утраченной заработной плате за время вынужденного прогула с 1 июля по 31 августа, а также выплатит истцам деньги за неиспользованный отпуск. Кроме того, «Просто молоко» будет выплачивать сотруднику выходное пособие вплоть до конца декабря 2017 года помесячно.
«Более подробно условия мировых разглашать не могу, — сказал Мильченко. — Когда предложили мировые соглашения, я встретился со всеми доверителями, мы обговорили условия, ниже которых мы не будем опускаться. Дальше были разговоры, согласования, в ходе заседания в минувший понедельник мы меняли текст, уточняли не только суммы, но и трактовки, в конце концов сошлись на этом. Это произошло не потому, что „Просто молоко“ такое доброе — у ответчика просто не осталось выбора его действий. Если бы он не предложил мировой, то судебные слушания бы продолжались».
Изначально в рамках судов рабочие в индивидуальном порядке намеревались восстановиться на работе и затем уйти по сокращению, получив при этом все полагающиеся по закону компенсации от работодателя. Статья 178 Трудового кодекса обязывает работодателя выплатить в таком случае, во-первых, выходное пособие в размере среднего месячного заработка, во-вторых, за работником сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия). В начале судебных разбирательств Мильченко рассчитывал отсудить у ПМ в среднем 180–280 тыс. рублей на каждого истца. Максимальная компенсация, которую можно потребовать за нарушение трудового законодательства, могла быть за 7–8 месяцев работы: считается среднее время вынужденного прогула истцов с учетом сроков судебных рассмотрений и прочих бюрократических проволочек. В целом по закону это сумма окладов за время вынужденного прогула плюс два оклада за увольнение по соглашению сторон. То есть, считая по максимуму, получалось в среднем 180–280 тыс. рублей на каждого истца. Плюс компенсация морального вреда — в среднем 5–15 тыс. рублей плюс компенсация за задержку выплаты зарплаты вовремя по ст. 236 ТК РФ.
«О продолжении работы речи не идет, — поясняет Мильченко детали мировых. — Работодателем отменяется приказ об увольнении и дальше стороны с 31 августа 2017 года расторгают трудовой договор по соглашению сторон. Ответчик выплачивает деньги и возвращает по два месяца рабочего стажа, а суд прекращает производство по делу в связи с достижением согласия сторонами».
«ЧЕМ ДОЛЬШЕ БУДУТ ИДТИ СУДЫ, ТЕМ БОЛЬШЕ «ПРОСТО МОЛОКО» БУДЕТ ПЛАТИТЬ»
Сейчас, по грубым подсчетам условий мирового соглашения, на одного истца придутся выплаты от бывшего работодателя в 100–120 тыс. рублей (в зависимости от уровня зарплаты, среди клиентов адвокатов и представителей работников она колеблется от 12 до 35 тыс. рублей и более). Если учесть, что подано 130 исков, то сумма, которую должен будет выплатить Муратов, составит минимум 13 млн рублей. Согласно соглашениям, все суммы по мировому соглашению ПМ должно выплатить не позднее 31 декабря 2017 года.
«В „Просто молоко“ просто физически не могут сразу нагрести такую кучу денег, — объяснил такой срок выплаты в рассрочку и помесячно глава профсоюза. — Все мои слушания раскиданы по 2 октября, но дело в том, что ответчик сам заинтересован в том, чтобы заключить мировые, которые „горят“, а потом они уже заявили, что готовы подписать мировые по искам, назначенным на октябрь. Таким образом, на подписание мировых с оставшимися работниками уйдет еще пять-десять рабочих дней. Дело в том, что чем дольше будут идти суды, тем больше ПМ будет платить. Еще не хватало, чтобы к концу текущего финансового года „Просто молоко“ слилось куда-нибудь. А если это произойдет, то компенсации будут взыскивать уже в рамках исполнительного производства, которое инициирует суд, так как условия мировых будут нарушены».
«БИЗНЕС Online» в третий раз попытался получить комментарии от «Просто молоко» по поводу КМК, но вновь безуспешно. Телефон компетентного специалиста, который дали в приемной, не отвечал. Ответ на письменный запрос, отправленный на адрес приемной компании, на момент подготовки материала получен не был.
«Предстоящие расходы в случае восстановления большого количества работников по суду и их последующее сокращение с выплатой не менее пяти средних заработных плат под контролем профсоюза, который есть на предприятии, заставили ответчика быть посговорчивее. Такое редко случается», — рад Мильченко.
Как уже упомянул Мильченко, свою роль в деле подписания мировых сыграли письма Муратова в адрес президента РТ Рустама Минниханова с просьбой сделать долгосрочной аренду молокозаводов в связи с тем, что АО «Татагролизинг» тянет с оформлением сделки на обозначенных ПМ условиях. В письме указано, что отсутствие долгосрочной аренды, не позволяет взять кредит и выкупить арендуемое имущество. Необходимость долгосрочной аренды Муратов объяснял в том числе «несоответствием заключенных срочных трудовых договоров нормам законодательства».
Второе письмо за 10 дней до истечения срока аренды Муратов отправил главе минсельхоза РТ Марату Ахметову. В нем он сообщает, что сотрудников молкомбинатов, на которые нашли инвесторов, трудоустроят переводом, а вот тысяча сотрудников КМК, Нижнекамскамского молкомбината и Новошешминского завода сухого молока будут уволены. «Во избежание массовых увольнений, а также возможных негативных социальных последствий» Муратов просил Ахметова перевести сотрудников указанных молкомбинатов в «Татагролизинг» по временным трудовым договорам.
«Я этими бумагами поделился, приобщив их к материалам нескольких дел в судах, с прокурорами Авиастроительного, Вахитовского, Советского районов, а также с другими представителями и адвокатами, которые также работают с бывшими сотрудниками КМК, — рассказал Мильченко. — Нам толком никто говорить и не давал. Особенно удивил своей неподготовленностью к рассмотрения трудовых споров представитель прокуратуры Авиастроительного района Казани, которого я даже предупредил о предстоящем его отводе на основном судебном разбирательстве в связи с некомпетентностью. В Вахитовском районном суде все было наоборот. Судья наконец-то не только мне, но и другим представителям работников КМК дал возможность высказаться, изложить подробно все доводы представителю прокуратуры и заодно запросить уставы „Просто молоко“. Так, выяснилось, что в этих уставах нет ни слова о том, что компания создана для сохранения молокоперерабатывающей промышленности! Мы получили устав 2013 года, 2015 года, 2016 года. Выяснилось, что уставы обыкновенные, — обычная коммерческая компания, созданная для получения прибыли. У них не было ни банкротства, ни ликвидации. Нормальное работающее предприятие, которое неправильно уволило людей, и в штате КМК до настоящего времени 635 человек, как и раньше».
«ТОЛЬКО ОЧЕНЬ СИЛЬНЫЙ ЧЕЛОВЕК, СИЛЬНЫЙ ЛИДЕР МОЖЕТ ПРИНЯТЬ ТАКОЕ РЕШЕНИЕ»
Эксперты «БИЗНЕС Online» порассуждали о мировом соглашении, назвав его скорее политическим решением, нежели экономическим.
Вениамин Чубаренко — адвокат:
— При мировом соглашении учитываются интересы двух сторон. Одну сторону это устраивает, и другую сторону это устраивает. Я такие вещи всегда приветствую и по гражданским делам считается, что если в суде заключили мировое соглашение, то это высший класс судьи, который или которая сумела привести участников процесса к мировому соглашению. Это намного лучше, чем все возможные судебные последствия, которые потом происходят. Здесь учитываются интересы граждан, работников. Они получают все то, что могли бы получить при нормальном сокращении, увольнении.
Только очень сильный человек, сильный лидер может принять такое решение. Почему? Потому что это достаточно волевое решение. Человек с эгоистическими амбициями полез бы в бутылочное горлышко. В данном случае руководитель пошел по пути с наименьшими потерями для себя, потому что судебные тяжбы затягивали бы решение вопроса, отнимали бы время, денежные, людские ресурсы. И, конечно же, может быть, все это где-то било бы по имиджу. Здесь очень рациональный, деловой подход. Я бы не сказал, что мировые соглашения в трудовых спорах встречаются часто, причем в таких масштабах.
Ильдар Исхаков — юрист, юридическая фирма «Шаймарданов и Партнеры»:
— Работодатель, я так думаю, понимал, что ситуация у людей выигрышная. Как уже ранее говорилось, срочный договор заключается только в особых случаях. Работодатель поступил правильно, пойдя на огромную уступку, потому что понял все риски. Целью работников было получение компенсации за незаконные действия работодателя. С политической точки зрения Марат Муратов поступил как добросовестный работодатель, то есть удовлетворил все требования работников, которые по закону должен был в любом случае удовлетворить. С экономической точки зрения Муратов бы понес гораздо бо́льшие затраты, если бы они решили идти до конца. Решение о заключении мирового соглашения больше зависит от человеческого фактора. Мы не так часто работаем с трудовым законодательством, но я думаю, что работодатели чаще идут на мировую, потому что, как правило, права работников защищены законом.
Алмаз Хайруллин — ведущий юрист юридического агентства «ЮНЭКС»:
— В соответствии с законодательством, мировое соглашение является примирительной процедурой и может быть заключено на любой стадии спора между сторонами. Заключение мирового соглашения, как правило, сопровождается взаимными уступками сторон, но в любом случае оно выгодно той стороне, которая наименее уверена в положительном исходе дела.
Заявленные бывшими работниками УК «Просто молоко» исковые требования, судя по всему, являлись обоснованными и законными, так как в ином случае УК «Просто молоко» не заключило бы мировое соглашение на столь выгодных для работников условиях.
Фактически мировое соглашение содержит условия об удовлетворении исковых требований работников в добровольном порядке. Тем не менее интерес работодателя в данном случае также был учтен, так как ему выгодно выплатить выходные пособия в определенные временные рамки.
Заключение мирового соглашения значит то, что Марат Муратов пришел к выводу об экономической и репутационной целесообразности урегулирования спора мирным путем.
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2017)