Наши публикации

«А если автобус полыхнет на линии, когда в салоне находятся пассажиры? Кто будет виноват?»

издание: БИЗНЕС Online
дата публикации: 26.04.2019
автор: Юлия Майорова

Казанские перевозчики требуют от НЕФАЗа возмещения ущерба, а компания грозит исками всем, кто порочит ее деловую репутацию
Свыше 30 млн рублей ущерба намерены предъявить НЕФАЗу казанские перевозчики: таков итог пожара, в котором в декабре прошлого года сгорел новенький газовый автобус. По версии экспертов следствия, причиной стали неисправности электрооборудования. На КАМАЗе, чьей «дочкой» является нефтекамский автозавод, считают, что очаг возгорания — внутри бытового помещения, а не в машине. В позициях сторон разбирался корреспондент «БИЗНЕС Online».
«НИЗКОЕ КАЧЕСТВО СБОРКИ, КОНТРОЛЯ КАЧЕСТВА СПОСОБСТВОВАЛО ВОЗНИКНОВЕНИЮ ПОЖАРА»
Сразу два казанских автопредприятия, ООО «Байлык №3» и ООО «Агромир», готовятся судиться с ПАО «НЕФАЗ». Поводом стал пожар в середине декабря прошлого года, в результате которого полностью сгорел новехонький «НЕФАЗ-57.40.5299».
Вместе с ним на автобазе сгорел «МАЗ-206», также принадлежащий «Агромиру», и автопогрузчик. Помимо двух автобусов и погрузчика, в боксе находился склад запчастей «Агромира» с 17 новыми колесами, комплектом инструментов, маслами. Общая площадь возгорания составила 1 тыс. кв. метров. Кроме гаражного бокса сгорела автомойка и примыкающее вплотную к нему административное здание, кирпичную стену которого от высокой температуры серьезно увело в сторону — да так, что конструкции теперь грозят обрушением и использовать здание невозможно.
Причиной пожара якобы стали неисправности электрооборудования газомоторного автобуса «НЕФАЗ». Такой «диагноз» в рамках расследования уголовного дела ставит пожарно-техническая экспертиза, проведенная с участием представителей производителя, страховой, лизинговой компании и других заинтересованных лиц. «Низкое качество сборки, контроля качества способствовало возникновению пожара в автобусе», — указано в выводах эксперта Средне-Волжского регионального центра судебной экспертизы минюста РФ. Согласно документу, в автобусе имелись недостатки монтажа, повреждения изоляции электропроводки.
Нефтекамский автозавод — дочернее предприятие КАМАЗа. В пресс-службе компании в ответ на запрос «БИЗНЕС Online» за подписью пресс-секретаря Олега Афанасьева приводят иную версию причин пожара. По результатам экспертизы другого учреждения — испытательной пожарной лаборатории по РТ МЧС России, полыхнула совсем не проводка автобуса. «Установлено, что очаг пожара образовался внутри бытового помещения, расположенного рядом с газовым автобусом „НЕФАЗ-57.40.5299“, — говорится в сообщении. — Таким образом, данный пожар никак не мог произойти из-за каких-либо неполадок в автобусе. Иными словами, возгорание случилось из-за нарушений пожарной безопасности в самом помещении».
В ООО «Агромир», которое владело сгоревшим автобусом, в свою очередь не согласны с такими выводами. По словам директора Владимира Капитонова, экспертиза, заказанная производителем, проводилась двумя специалистами в отсутствие кого-либо из представителей его компании, а также компании – владельца бокса, казанского перевозчика ООО «Байлык №3». «Три часа двое там лазили, может, они с собой что-то принесли, подложили, поэтому их протокол я подписывать не стал. Да и ознакомиться с его содержанием эти эксперты не дали», — объяснил Капитонов корреспонденту «БИЗНЕС Online». Он куда больше доверяет экспертизе, проведенной в рамках расследования уголовного дела, и приводит тот факт, что новехонький, только что собранный автобус ни дня не работал на линии с пассажирами. Так, 13 ноября 2018 года электроника только что пришедшего из Башкортостана автобуса выдала ошибку двигателя. Перевозчик обратился в сервисный центр КАМАЗа — ООО «Автодормоторс». Спустя 13 дней (26 ноября) проблему устранили. Но в этот же день прямо в сервисном центре сгорел блок управления, его заменили. Затем 1 декабря произошло короткое замыкание электропроводки — и снова сгорел установленный 26 ноября блок управления. 7 декабря машину с устраненными неполадками выдали, а на следующий день она сгорела.
ПЕРЕВОЗЧИКИ ТРЕБУЮТ С НЕФАЗА РАСПЛАТИТЬСЯ ЗА УЩЕРБ СВЫШЕ 30 МЛН, А ПОКА ИМ ВЫСТАВЛЯЮТ СЧЕТА ЗА ЛИЗИНГ СГОРЕВШЕГО АВТОБУСА
Материальный ущерб, который перевозчики намерены взыскать с НЕФАЗа, превышает 30 млн рублей. Злосчастный автобус был застрахован на сумму 8,5 млн рублей, хотя куплен в лизинг за 10,5 млн рублей (без учета госсубсидии). Правда, страховая выплата, которую намерены перевести ООО «Агромир», составит 6,9 млн рублей (в компании с этим тоже не согласны). С точки зрения здравого смысла парадоксальным выглядит тот факт, что «КАМАЗ-Лизинг» по сей день исправно начисляет ежемесячные лизинговые платежи в размере 130 тыс. рублей. В договоре лизинга сказано, что с момента приемки все требования по ремонту и гарантийному обслуживанию предъявляются непосредственно представителю поставщика — это ООО «Автобусный-Центр Столица».
Ответ на досудебные обращения по возмещению ущерба за все, что сгорело в результате пожара, был получен только один — от ПАО «НЕФАЗ». «Требования, изложенные в досудебной претензии, не подлежат удовлетворению. Согласно ст. 1079 ГК РФ, за вред, причиненный источником повышенной опасности, несет ответственность ее владелец. ПАО „НЕФАЗ“ владельцем автобуса „НЕФАЗ-5299“ не является», — говорится в ответе предприятия на обращение ООО «Байлык №3». Есть и другие потери. Первый заместитель директора ООО «Байлык №3» Руслан Юсупов мыл автобусы на своей автомойке, но она сгорела, и приходится пользоваться услугами сторонней компании, где за помывку одного только кузова просят 500 рублей. «Конечно, люди заходят в автобус, а в салоне грязь», — с сожалением говорит он о чистоте своего подвижного состава.
Стоит подчеркнуть, что газомоторная система «НЕФАЗа» отработала штатно — взрыва не было. При пожаре произошел выпуск газа из баллонов на крыше автобуса, а сами полимерно-композитные емкости просто истлели. Полыхнувший метан погнул мощные балки металлических перекрытий бокса, одна из которых не выдержала температуры и рухнула вниз. В ликвидации пожара участвовали 56 человек и 19 единиц техники, пострадавших не было. В боксе под ногами разбитое стекло вперемешку с кровлей, облупившейся краской и металлокордом сгоревших покрышек, растрескавшиеся бетонные полы. Здание не было застраховано, и пока владелец не намерен разбирать конструкции: предстоят серьезные судебные тяжбы. «Велика вероятность, что возникнет необходимость проведения повторной экспертизы», — отмечает Юсупов.
Руководитель гражданского департамента юридического агентства «ЮНЭКС» Юлия Майорова рассказывает, что судебная практика по аналогичным спорам неоднозначная. Однако при хорошей доказательной базе вины производителя шансы у потерпевших существенно возрастают. «Такие споры могут быть очень продолжительными, поскольку решение, как правило, выносится на основании экспертных заключений, получение которых в рамках судебного спора может существенно затянуться. Это все зависит от вопросов доказывания», — подчеркнула она.
«А ЕСЛИ АВТОБУС ПОЛЫХНЕТ НА ЛИНИИ, КОГДА В САЛОНЕ НАХОДЯТСЯ ПАССАЖИРЫ? КТО БУДЕТ ВИНОВАТ?»
После пожара в автопарке «Агромира» остается 16 работающих газовых автобусов, у «Байлык №3» — 8. Вместе с муниципальными ПАТП-2 и ПАТП-4 они эксплуатируют в столице РТ все приобретенные газовые автобусы «НЕФАЗ». Всего же в конце 2018 года перевозчики Казани закупили 82 метановых автобуса большой вместимости марки «НЕФАЗ 57.40.5299» и 22 низкопольных автобуса средней вместимости марки Lotos (на базе лицензионных «МАЗ-206» с китайским двигателем Weichai). Машины приобретались с привлечением федеральных и республиканских субсидий. Софинансирование составляло 3 млн на приобретение одного «НЕФАЗа» и 2 млн рублей — на Lotos, то есть бюджет выделил 290 млн рублей.
К белорусским машинам у эксплуатантов претензий нет: там с момента поставки возникла одна проблема с тормозами, и ее исправили. Но у «НЕФАЗов» есть целый перечень детских болячек, ставших хроническими. Стоит оговориться, что все эти претензии не касаются газомоторного оборудования: пока ни к двигателям, ни к самой топливной системе нареканий не было. Так, нет решения по замене жгута проводов подключения к датчикам АБС. Жгут разрушается, провода гниют, из-за чего отказывает антиблокировочная система торможения (АБС) и перестает работать гидрозамедлитель. Оплавляется катушка насоса гидропривода вентилятора. «Мотор гидропривода вращается на максимальных оборотах, что ведет к его разрушению, переохлаждению двигателя и уменьшению тепла в салоне, кроме того, идет перерасход газа», — говорит Юсупов. В результате возникает серьезная проблема с отоплением салона: всю зиму в автобусах было холодно.
Вообще, проводка в «НЕФАЗах» идет между днищем кузова и полом салона. Провода в оплетке, но не в кожухе, а, так как туда постоянно попадает вода, оплетка разрушается, трется о кузов. «Мы неоднократно предлагали производителю добавить 2 метра проводов и пустить их по верху, под обшивкой, но нас пока не услышали», — говорит первый заместитель директора ООО «Байлык №3». А недоработка критическая: может ли возникнуть пожар из-за вероятности замыкания? Ладно, один автобус сгорел в боксе и никто не пострадал. Хотя водителя, по словам Юсупова, едва успели вытащить из гаража — он побежал вытаскивать аккумулятор в попытке спасти автобус, не видел, что происходит спереди длинной машины, и его оттащили свидетели еще до того, как человек успел надышаться дымом. «А если автобус полыхнет на линии, когда в салоне находятся пассажиры? Кто будет виноват?» — задается он вопросом. Грозит ведь это уголовным делом. Достаточно вспомнить, что за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, арендатор затонувшего теплохода «Булгария» Светлана Инякина получила многолетний срок!
Еще одна проблема — трескающиеся стекла. Также есть недостатки у крана уровня пола (он занижает машину на остановках, чтобы пассажирам было проще подниматься). «Эти краны ничем не защищены. Под воздействием влаги, мороза, перепадов температур защитные кожухи трескаются и начинают, как говорится, жить своей жизнью. Автобус становится неуправляемым, начинает качаться как на волнах», — говорит Капитонов. В экспертизе, проведенной в рамках уголовного дела, также указывается индивидуальность сборки, отсутствие единообразного однозначного способа и места прокладки проводов при сборке в каждом конкретном автобусе. Но произошедшее полное глубокое выгорание материалов, дефрагментация и осыпание пережженных пожаром медных жил проводов исключают более конкретный ответ судебного эксперта на вопрос о том, какие именно техусловия нарушены и могли ли они стать причиной пожара.
«Пол в салоне поднимаешь, и у каждого автобуса проводка идет по-своему, где-то по одной стороне, где-то по другой. Собирают, похоже, кто во что горазд…» — объясняет Капитонов. По его словам, за пять месяцев эксплуатации все время приходится подшаманивать то тут, то там, зачастую своими силами, поскольку сроки ремонтов могут быть значительными. Добавим, что в самих Набережных Челнах проблемы с относительно новыми газовыми автобусами (2015 года выпуска) испытывает МУП «Электротранспорт». В мае прошлого года компания объявила тендер на сервисное обслуживание и ремонт 192 автобусов — в среднем на каждый по 700 тыс. рублей. Но все-таки главной проблемой тех машин являются двигатели: топливная аппаратура Mercedes чересчур нежная, говорят эксперты. Недаром же теперь КАМАЗ заключил соглашение на создание совместного производства с Weichai — китайцы считаются признанными мировыми лидерами по части газовых двигателей. В Казани же претензий по газовой аппаратуре и моторам пока нет — может быть, потому, что пробег автобусов пока относительно невелик. «Вот перейдет за отметку в 100–120 тысяч километров — тогда посмотрим», — говорит один из собеседников «БИЗНЕС Online».
ВЕРСИЯ АВТОЗАВОДА: «МНОГИЕ ЭКСПЛУАТАНТЫ ВНОСИЛИ ИЗМЕНЕНИЯ В КОНСТРУКЦИЮ АВТОБУСОВ БЕЗ СОГЛАСОВАНИЯ!»
На КАМАЗе считают, что не все, о чем говорят перевозчики, соответствует действительности.
В ответ на запрос «БИЗНЕС Online» по перечню недостатков в компании признают лишь один — вопрос по системе отопления. Проблема с отоплением салона возникла из-за протекающих конвекторов. Неэффективность системы, по данным КАМАЗа, вызвана тем, что поставщик ООО «КамДетальПроект» предоставил отопители с отклонением от согласованных параметров. «В настоящий момент ООО „КамДетальПроект“ готово поставить электродвигатели для замены. Но предприятия Казани отказываются, требуют установки медных радиаторов», — говорится в ответе производителя. Причина течи конвекторов также выявлена — из-за несоосности конвекторов и труб систем отопления. НЕФАЗ выдал решение: дефектные конвекторы белорусского ЗАО «Белробот» менять на нижнекамские ООО «Термокам», недефектные доработать в части установки кронштейнов для выполнения соосности. «Потребители отказываются дорабатывать, требуя только замены на конвекторы „Термокам“», — заявляет КАМАЗ. Также на предприятии считают, что жалобы эксплуатантов на автобусы не всегда обоснованы.
«Более того, многие из них вносили изменения в конструкцию автобусов без согласования с производителем», — говорится в ответе нашему изданию. Приводится четыре примера, в числе которых — подключение дополнительного оборудования без согласования с ПАО «НЕФАЗ» и ПАО «КАМАЗ». Это системы «ГЛОНАСС» — навигация, дополнительное светотехническое оборудование (габаритные фонари в задней части автобуса). В письме говорится о демонтаже конвекторов вместо замены, согласно информационному сообщению, а также об изменении планировки салона путем переустановки пассажирских сидений. «Все эти изменения могут влиять на стабильную работу автобусов», — считает автопроизводитель.
ПЕРЕВОЗЧИКИ ЗАЯВЛЯЮТ ОБ УБЫТКАХ ОТ ПРОСТОЯ, А КАМАЗ ГРОЗИТ ИСКАМИ ВСЕМ, КТО ПОРОЧИТ РЕПУТАЦИЮ КОМПАНИИ
Также от перевозчиков звучат жалобы на слишком долгое проведение работ в сервисных центрах (кстати, обслуживание одного автобуса стоит 40 тыс. рублей в год), что сказывается на эффективности перевозки людей общественным транспортом в Казани. Капитонов уточняет, что простой его машин по гарантийным случаям ремонта за четыре месяца в общей сложности составил 168 смен — и это всего лишь на 16 автобусов. Убыток он оценивает в 4 млн рублей — понятно, что простой перевозчику никто не компенсирует. Из-за этого уже страдает интервал движения: вместо 15 минут между автобусами может проходить 30–40.
«И, конечно, кто в этой ситуации плохой? Правильно, транспортники! А мы не можем выставить автобусы! — говорит Юсупов. — Выпадающие с маршрута машины рушат экономику перевозок в рамках утвержденных тарифов. Если на линии все 24 машины («Агромира» и «Байлык №3» — прим. авт.), то вопросов нет. А если 6 стоит, то остается 18! Эти 18 машин обеспечивают и себя, и те 6 простаивающих машин. Мы просим от НЕФАЗа и КАМАЗа одного — дайте качественную технику!» По словам директора МУП «ПАТП №4» Айрата Исхакова, только один раз с момента начала эксплуатации все 37 закупленных предприятием автобусов одновременно вышли на линии.
«От одного до трех автобусов стабильно находится в ремонте, — говорит он. — Проблемы у всех перевозчиков похожие, автобусы же одинаковые». Вместе с тем Исхаков подчеркивает, что производитель оказывает поддержку. «С ним мы находимся на связи, обо всех проблемах незамедлительно доводим информацию», — добавил директор МУП «ПАТП №4». В МУП «ПАТП №2» эксплуатируют 20 машин. И, по словам его директора Альберта Мухаметшина, на момент звонка корреспондента «БИЗНЕС Online» все они работали на линиях. «Сами понимаете, автобус новый, с новым двигателем, навесным оборудованием. Какие-то мелкие нюансы были. Пожар, который произошел, — это исключение, — подчеркивает он. — Какие-то вопросы есть, они решаются совместно с заводом. Да и специалисты уже на этом деле собаку съели, какие-то вопросы мы сами предвидим».
КАМАЗ считает, что заявления о затягивании сроков ремонта вышедших из строя автобусов не соответствуют действительности. «ПАО „КАМАЗ“ предоставило полномочия по оперативному решению возникающих технических проблем и проведению обслуживания казанскими ПАТП-2 и ПАТП-4, — говорится в ответе на запрос. — Кроме того, к обслуживанию газовых автобусов „НЕФАЗ“ подключен один из лучших дилеров ПАО „КАМАЗ“ — ООО „Автодормоторс“. Возникающие неисправности ликвидируются максимально оперативно. Это подтверждается объективной информацией, которая имеется в распоряжении эксплуатирующих автобусы организаций и ПАО „КАМАЗ“, получаемая с помощью контролирующих через спутниковую навигацию устройств, о местонахождении каждого газового автобуса. В ежедневном режиме она подтверждает, что все автобусы выходят на линию в соответствии с графиком».
Что ж, сгоревший автобус тоже ремонтировали: например, после первого обращения он вернулся перевозчику через 13 дней. Так или иначе, но в качестве доказательства работоспособного состояния машин автопроизводитель приводит показатели коэффициента технической готовности (КТГ) по газомоторным автобусам в Казани. Согласно им, на 19 апреля КГТ в столице РТ составлял 99,2%, в марте — 98,5%, в феврале — 97,7%, в январе — 98,2%, в декабре 2018 года — 97,5%. Для примера: в Москве нормативным КТГ считается 95%, заявляют на КАМАЗе.
Добавим, что сейчас НЕФАЗ выполняет крупный контракт «Мосгортранса». Московский перевозчик заказал 596 рестайлинговых низкопольных автобусов «НЕФАЗ 52.40.5299». Они должны быть поставлены в течение трех лет, говорится на сайте нефтекамского автозавода. Первые 40 машин ушли в столицу в декабре, в 2019 году поставят еще 372, а оставшиеся 184 единицы — в 2020-м. В общем, любые слухи о проблемах точно не будут в кассу. Так что информацию о якобы существующей опасности для пассажиров при эксплуатации газовых автобусов в компании считают недостоверной. И более того, все это порочит деловую репутацию НЕФАЗа, считают в Набережных Челнах. «В отношении НЕФАЗа распространяются сведения, порочащие его деловую репутацию. ПАО „НЕФАЗ“ оставляет за собой право инициировать привлечение к ответственности лиц, распространяющих такую информацию», — предупреждает пресс-служба КАМАЗа.
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2019)