Наши публикации

Просто возместить залог: топ-менеджеры ИнтехБанка отбились от миллиардного иска

издание: БИЗНЕС Online
дата публикации: 11.02.2020
автор: Михаил Сувонов

Требование АСВ к бывшему предправления Зарипову и его заму Наумовой закончилось почти пшиком. Станет ли это прецедентом для Мусина?
Почти в 20 раз меньше заявленного АСВ размера ущерба придется заплатить бывшим руководителям ИнтехБанка Марселю Зарипову и Елене Наумовой. С фигурантов ранее прекращенного уголовного дела взыщут 48,9 млн рублей. В такую сумму суд оценил уведенные у банка залоги по кредитам. Как выяснил «БИЗНЕС Online», арест с имущества их соответчиков, весьма влиятельных лиц, по большей части снят. Решение в законную силу еще не вступило.
АСВ ПРОСИЛО ВЕРНУТЬ ТО, ЧТО НЕ ВОЗМЕСТИЛИ В ХОДЕ УГОЛОВНОГО ПРОЦЕССА
Полгода понадобилось Вахитовскому райсуду Казани, чтобы рассмотреть иск конкурсного управляющего ИнтехБанка госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов» к его бывшим руководителям — председателю правления Марселю Зарипову и первому заместителю Елене Наумовой.
Следователи СКР, а затем и суд пришли к выводу: в декабре 2017 года предправления и его зам незаконно — и не в интересах банка — обменялись с одним из своих контрагентов кредитными активами. В итоге «Интех» получил неликвид, а именно право требования на 870 с небольшим млн рублей к ООО «Андан», крайне близкому к бенефициару банковской империи ТФБ Роберту Мусину. Зимой того же года эта фирма подала на ликвидацию.
Взамен банк вручил ООО «Производственно-строительная фирма „Строительный центр“» права требования по четырем ранее выданным вполне ликвидным кредитам: ООО «Тринити» на сумму 197,5 млн, ООО «Александрия» — 202,3 млн, ООО «АБ Билдинг Тренд» — 190,2 млн и ООО «Вексельный центр» — 242,9 млн рублей.
Несмотря на то что суд не ставил под вопрос сам факт преступления, производство по уголовному делу в отношении Зарипова и Наумовой было прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам с формулировкой «в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности».
Параллельно с уголовным делом АСВ подало гражданский иск на возмещение ущерба. Уголовный суд не стал его разбирать и отправил на отдельное рассмотрение. «Банку причинен имущественный вред, который и в настоящее время не возмещен», — отмечал в суде представитель ИнтехБанка Тимур Салихов.
Сумма инкриминируемого АСВ бывшим топ-менеджерам ИнтехБанка ущерба сложилась из двух эпизодов. Первый на сумму свыше 873 млн рублей — это сделка по уступке прав требования к «Андану». Вторая часть иска касалась двух сделок по уступке прав требований к ООО «ВИР». Заемщик ИнтехБанка обеспечивал кредиты на сумму в 99,6 млн рублей залогами в виде недвижимости. Зарипов и Наумова по договорам уступки прав требования передали кредиты компаниям «Тринити» и «Александрия». При этом у банка осталось право требовать оплаты по договорам уступки, но лишь по прошествии около 5 лет. «То есть банк не мог ни реализовать заложенное имущество, ни получить исполнение по кредитным договорам», — заявлял представитель госкорпорации.
АСВ признало неизбежное: даже несмотря на то, что стороны приведены к своему первоначальному положению, деньги банку не возвращены и, скорее всего, не будут. Почему? Упомянутые компании в нестабильном финансовом положении, констатировали в ходе процесса представители агентства по страхованию вкладов.
КАК ТРЕТЬИ ЛИЦА СПАСАЛИ СВОЕ ИМУЩЕСТВО ИЗ ПОД АРЕСТА
Изначально в иске АСВ были лишь два ответчика — глава «Интеха» и его первый зам (у шефа арестовано нежилое здание в Зеленодольске, вложенное в уставный капитал ООО «Торговый дом „Оптовик“», у его правой руки — автомобиль Mazda СХ-5). Однако затем возник еще ряд соответчиков, чье имущество было арестовано во время следствия. АСВ подозревало, что недвижимость последних приобретена незаконным путем.
В частности, угроза тогда нависла над особняками и наделами бывшего предправления ТФБ и учредителя ООО «Артуг-Финанс» Ильдуса Мингазетдинова (у него арестовали земельный участок и жилой дом, а также ряд жилых и нежилых помещений), акционера «Интеха» и бенефициара компании «Грит Плюс», а также учредителя фирм «Ретейл Шуз» и «Полюс С» Гузалии Газизуллиной (земельный участок и жилой дом в Степных Ковалях Зеленодольского района) и других персон, ранее относившихся к контролирующим лицам ИнтехБанка. Это владелец ООО «Автомакияж» Ильдар Гильмутдинов (был наложен арест на ряд его жилых и нежилых помещений и земельный участок в Советском районе Казани), совладелец ООО «Офисторг» Карим Ибрагимов (жилые помещения и нежилое здание), соучредитель ООО «Гектар» Вернат Мингазов (несколько земельных участков, а также жилые и нежилые помещения, жилые здания), соучредитель ООО «Татинк-Финанс» Ленар Нугманов (также земельные участки, жилое и нежилое помещение) и владелец ООО «Финэкс» Галия Хабирова (жилое здание и земельный участок в Альметьевске и районе). По словам представителя АСВ, у банка были подконтрольные организации, которым перешло имущество по оспариваемым сделкам. Вышеперечисленные — руководители или учредители этих организаций.
Вахитовский райсуд тогда принял решение оставить имущество под арестом до рассмотрения гражданского иска ИнтехБанка. Однако, как только данный процесс стартовал, упомянутые VIP-персоны один за другим стали избавляться от обременений. Причина проста: доказательств того, что свидетели по уголовному делу, ставшие соответчиками Зарипова и Наумовой по гражданскому иску, начали владеть всем этим добром незаконно, представлено не было. Более того, как сообщал в суде доверитель одного из соответчиков, он приобрел имущество, которое у него арестовали, за 13 лет до того, как было совершено преступление.
ЕДИНСТВЕННЫЙ АКТИВ — ДЕБИТОРКА БОЛЕЕ ЧЕМ НА 5 МЛРД РУБЛЕЙ
Представитель АСВ живописал в суде схему работы упомянутых в иске компаний. Так, директором архитектурного бюро «Билдинг Тренд» (это установлено в ходе расследования уголовного дела) была бывшая сотрудница «Интеха» Альбина Гатауллина. По ее словам, стать директором фирмы ей предложил муж, на тот момент руководитель правового управления этой же кредитной организации. Компания, соответственно, была подконтрольна ИнтехБанку. Он выдавал ничем не обеспеченные кредиты. Притом все формальные процедуры соблюдались: собирался кредитный комитет, который давал согласие на выдачу средств, свои подписи ставили и Наумова, и Зарипов.
Игорь Миронов возглавил ООО «Вексельный центр» при схожих с Гатауллиной обстоятельствах: этот пост ему предложила занять его родная сестра – сотрудница банка. Сама компания, по его словам, также была подконтрольна «Интеху» и реальную финансово-хозяйственную деятельность не вела. Единственным активом являлась дебиторская задолженность, равная сумме займов. Одним словом, налицо признаки технической компании.
Наталья Селиванова, в 2015–2017 годах бывшая учредителем и директором ООО «Александрия», в компании трудилась одна: других сотрудников в штате не существовало. На протяжении 2015–2016 годов у фирмы были низкие финансовые показатели. Ни собственного имущества, ни собственных средств фирма не имела.
Директором ООО «Тринити» значилась Татьяна Александровна Наумова. По данным АСВ, это мать Елены Наумовой. Согласно бухгалтерскому балансу за 2015–2016 год, единственным активом предприятия была дебиторская задолженность. В мае прошлого года компанию исключили из ЕГРЮЛ как недействующую: она не сдавала отчетность, и у нее не было никакого движения средств на счетах.
«Ответчики не могли не знать о трудном финансовом состоянии заемщиков по кредитам, при этом выдавали их, чем нанесли банку существенный имущественный вред. Ни один из кредитных договоров не имел никакого обеспечения и надлежащего исполнения кредитных обязательств», — подытожил представитель АСВ.
И хотя банк восстановил права требования к первоначальным должникам, сделки в итоге были признаны недействительными в рамках дела о банкротстве банка, по ним невозможно получить исполнение. Так, к примеру, вместо права требования к ООО ПСФ «Строительный центр» ИнтехБанк получил права требования к ООО «Андан». Но на дату заключения сделки эта фирма, напомним, уже подала заявление о своей ликвидации.
Позднее в ходе конкурсного производства установлено, что единственным активом должника была дебиторская задолженность более чем на 5 млрд рублей. Даже если бы банк оказался включен в реестр требований кредиторов «Андана», он все равно не получил бы никакого исполнения. «В этой процедуре денег ноль», — разводил руками представитель АСВ.
ТОПЫ ЗЛОУПОТРЕБИЛИ ПРАВОМ, НО ДОЛЖНЫ ВОЗМЕСТИТЬ ЛИШЬ ЗАЛОГ
Юрист Руслан Садриев, представляющий интересы Зарипова и Наумовой, заявлял о том, что доводы банка бездоказательны: постановление о прекращении уголовного дела не дает никаких оснований для того, чтобы взыскать имущественный вред, а арест не образует права обратить взыскание на имущество.
В итоге иск АСВ удовлетворили лишь частично. 15 января судья Артур Сафин постановил взыскать с Зарипова и Наумовой 48,9 млн рублей. Чем же руководствовался суд и почему топ-менеджерам насчитали именно эту сумму? По данным «БИЗНЕС Online», суд пришел к выводу, что Зарипов и Наумова злоупотребили правом. Оно заключалось в том, что было выведено залоговое имущество по неликвидным кредитам. И хотя Арбитражный суд РТ в рамках банкротного дела ИнтехБанка привел стороны в первоначальное состояние, предприняв двустороннюю реституцию по сделкам уступки прав требования, кредиты остались необеспеченными. Стоимость утраченного залогового имущества составляет 48,9 млн рублей.
По данным наших собеседников, речь идет о четырех объектах недвижимости: нежилом помещении площадью 190,9 кв. м на первом этаже дома №9 на улице Фрунзе, которое ныне принадлежит Талие Сабитовой, коммерческих площадях в 139,6 «квадрата» на первом этаже дома №40, корпус 2 на улице Гаврилова (ныне их занимает ООО «Фармленд-Поволжье»). В данном перечне и трехэтажное нежилое здание на улице Чернышевского, 27, и земельный участок под ним в 570 «квадратов» (сейчас их владелец — Ирина Пяткова). Вся недвижимость была предоставлена ООО «ВИР» в качестве обеспечения по кредитам в 2012–2015 годах. Впрочем, это решение еще может быть оспорено в Верховном суде РТ.
«РАЗНИЦЫ НЕТ, КАК ВЗЫЩУТ ЭТИ ДОЛГИ: ИХ В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ НЕЛЬЗЯ СПИСАТЬ ЧЕРЕЗ БАНКРОТСТВО ФИЗЛИЦА»
Будет ли подобное решение суда прецедентным для представителей банковского сектора, оценили эксперты «БИЗНЕС Online».
Павел Тубальцев — партнер ООО «Юридическая фирма „Татюринформ“»:
— В рамках дела о банкротстве ИнтехБанка к его контролирующим лицам может быть предъявлено требование о субсидиарной ответственности. Это делает арбитражный управляющий, защищая интересы кредиторов. Причем такое заявление подается в размере непогашенного реестра без учета санкций и неустоек. Ответственность же за убытки непосредственно от совершения конкретного уголовно наказуемого преступления может быть равна только тому ущербу, который причинен в результате этих деяний. В данной конкретной ситуации получается гораздо меньше, чем возможная субсидиарная ответственность. Да и оснований для привлечения топ-менеджеров к последней гораздо больше.
Уголовное дело прекращено, казалось бы, по нереабилитирующим основаниям, но в такой ситуации тому, кто пойдет с гражданским иском, придется заново доказывать вину данных лиц. Это все оценочные категории, и мы не знаем, какую характеристику всему даст суд. Привлечение же к субсидиарной ответственности в рамках банкротного дела. На сегодняшний день это все-таки более действенный механизм.
Конкурсный управляющий банка может выбрать оба пути одновременно: они друг другу не противоречат. И в целом разницы нет, взыщут с бывших топ-менеджеров убытки банка в рамках гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, или в порядке субсидиарной ответственности в рамах банкротства банка: ни то, ни другое нельзя будет списать через их личное банкротство
Михаил Сувонов — юрист ООО «Юридическое агентство ЮНЭКС»:
— Взыскание убытков с контролирующих должника лиц может быть действенным механизмом защиты нарушенных прав кредиторов. Однако в соответствии со сложившейся практикой суды при рассмотрении таких споров применяют повышенный стандарт доказывания, требуя неопровержимых доказательств как наличия убытков, так и причинно-следственной связи между ними и действиями тех, кого относят к контролирующим лицам должника. В связи с этим взыскание убытков является довольно сложной процедурой.
Отмечу, что судебный акт о взыскании убытков не препятствует обращению с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности. В связи с чем вполне вероятно, что в ближайшем будущем последует попытка привлечения топ-менеджеров банка к такой ответственности в рамках дела о банкротстве.
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2020)