Наши публикации

Привет из офшора: бывшая зампредправления трясет с «Зенита» 1,6 миллиарда

издание: Бизнес онлайн
дата публикации: 09.09.2020
автор: Рушан Маликов

В ответ ей припомнили грехи прежней команды, которая чуть не довела банк до ручки
«Зенит» вступил в судебную тяжбу со своим миноритарием, отказавшись выплачивать 1,65 млрд рублей за 6,5% акций. Обязательного выкупа ценных бумаг потребовала от банка его бывший зампредправления и крупный акционер Татьяна Шишкина. В ответ «Зенит» заявляет, что до 2017 года банк выдавал марийским компаниям, якобы контролируемым Шишкиной, заведомо невозвратные кредиты и ничего ей больше не должен. В подробностях спора разбирался «БИЗНЕС Online».
«ЗЕНИТ» УШЕЛ В ОТКАЗ
Две офшорные компании с Кипра через суд потребовали от татарстанского банка «Зенит» 1,65 млрд рублей. Такой поворот приняла история с недавним отказом банка провести предусмотренный законом выкуп акций у миноритария в ходе процедуры объединения с другими кредитными учреждениями. Напомним, что с прошлого года «Зенит» находится в процессе слияния с банком «Девон-Кредит», Спиритбанком, а также рядом других кредитных организаций и при предъявлении требований миноритариев о выкупе акций должен был заплатить им еще до 19 мая.
12 августа Арбитражный суд Москвы принял иск ООО «Даником» к «Зениту» на сумму 785,6 млн рублей. «Даником», владеющий 3,12% акций «Зенита», требует компенсацию в указанном размере за невыкуп «Зенитом» данного пакета акций. В сумму иска включена не только цена самих акций, но и возмещение ущерба за использование чужих средств с 19 мая. Пакет в 1 млрд 36 млн 940,851 тыс. обыкновенных акций номиналом 1 рубль каждая, исходя из цены 0,75 рубля за бумагу, оценивается в 778 млн рублей. Еще порядка 8 млн рублей — накапавшие проценты. Предварительное слушание по делу назначено на 8 октября.
Чуть раньше был подан иск от компании Gatehill. В нем прописаны требования о выкупе пакета в 1 млрд 142 млн 406 тыс. обыкновенных акций, или 3,4% ценных бумаг «Зенита», на сумму 864,6 млн рублей.
Gatehill принадлежит небезызвестной в банковских кругах Татарстана персоне — Татьяне Шишкиной. В прошлом она была крупным акционером «Зенита» и с 1996 года — одним из ключевых топ-менеджеров банка. Шишкина пришла на пост заместителя предправления, затем стала первым зампредправления и занимала данную должность до 2014-го. Ей лично и через аффилированные компании до 2017 года, когда «Татнефть» стала контролирующим акционером банка, принадлежало 18,58% акций «Зенита».
Упомянутая выше российская компания «Даником» через кипрский офшор «Джолейн холдингс» принадлежит той же Шишкиной, а также Марии Соколовой. Последняя состоит в родстве с создателем «Зенита» Алексеем Соколовым, который в 2015 году внезапно погиб от остановки сердца.
С 2017 года «Татнефти» и ее аффилированным компаниям принадлежит 71,74% акций «Зенита», а Шишкина, Соколова и прочие миноритарии имеют небольшие пакеты акций через кипрские офшоры. Так, Соколова владеет компанией Viewcom Finance, которой принадлежат 3,44% акций банка. Ей же вместе с Шишкиной и еще одним родственником основателя банка Аркадием Соколовым принадлежит фирма Nabertherm, которая контролирует 3,4% акций «Зенита». Соколовым также принадлежит компания Rosemead Enterprises, контролирующая 2,6% акций банка. Лично Соколова владеет 1,25% акций «Зенита», Шишкина — 0,06%.
Напомним, что «Татнефть» с 2015 года, еще будучи неконтролирующим акционером, вмешалась в финансовые дела банка, спасая его от проблем. В ноябре 2015-го акционеры конвертировали два долгосрочных субординированных депозита на 5,1 млрд рублей в бессрочные. В июне 2016 года капитал банка за счет основного акционера был увеличен на 8 млрд рублей, а спустя год прошла еще одна допэмиссия — на 14 млрд рублей. В результате доля «Татнефти» выросла до 71,9%. В 2015-м банк получал помощь и от государства — в рамках программы АСВ ему предоставили докапитализацию на 9,9 млрд рублей.
Вливания капитала понадобились из-за неутешительных финансовых итогов, к которым привела банк прежняя команда менеджеров. Чистый убыток за 2015 год составил 6,1 млрд рублей, а в 2016-м он вырос до 6,9 млрд рублей. «В январе мы оценивали объем потенциально проблемных кредитов в сумму порядка 30 миллиардов рублей, что практически равно размеру основного капитала банка», — отмечал в 2017 году старший директор Fitch Ratings CIS Александр Данилов.
Неудивительно, что, получив контроль над банком, «Татнефть» целиком сменила его топ-менеджмент: «Зенит» покинула команда Кирилла Шпигуна, который работал в банке с 1997 года, а председателем правления — с 2005-го. Вышеупомянутая Шишкина входила в данную группу управленцев и покинула банк еще до прихода в банк «Татнефти». На замену Шпигуну и Ко пришли люди из МДМ Банка во главе с Олегом Машталяром. Им и была поставлена задача расчищать авгиевы конюшни. В 2017 году «Зениту» так и не удалось выйти на прибыльность — он получил 1,5 млрд рублей убытка по МСФО, зато в 2018-м показал прибыль в 578 млн рублей по МСФО.
В мае этого года в «Зените» прошла вторая смена руководства: ушел Машталяр, банк возглавил Александр Тищенко. «Зенит» объяснил это тем, что Машталяр успешно выполнил задачи по выводу банка на стабильный курс и по объединению банковских активов.
«ЗЕНИТ»: НЕСПРАВЕДЛИВО ТРЕБОВАТЬ ОТ БАНКА ВЫКУПА
Почему банк не спешит расплачиваться, как того требует закон об акционерных обществах? Оказывается, это принципиальная позиция: у «Зенита» есть претензии к миноритарию в лице Шишкиной. «Некоторые акционеры, предъявившие акции к выкупу, входили в топ-менеджмент и управляли банком до 2017 года. К данным лицам, а также контролируемым ими компаниям, являющимся заемщиками банка, имеются неисполненные денежные требования, превышающие сумму выплаты. Указанные требования возникли из обязательств, сформированных до 2017 года. С целью защиты законных интересов всех акционеров и вкладчиков банк приостановил выкуп акций данных лиц до урегулирования спора в рамках действующего законодательства», — сообщили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе «Зенита».
Хотя иск к «Зениту» подала и компания «Даником», принадлежащая Шишкиной и Соколовой, по нашим данным, у банка есть претензии только к первой. Об этом свидетельствует и тот факт, что в мае, незадолго до истечения срока выкупа акций, от имени нового председателя правления «Зенита» и миноритарного акционера Александра Тищенко был подан иск в арбитраж Москвы к Шишкиной о взыскании с нее 875 млн рублей. В иске значится и ходатайство об обеспечительных мерах: банк не хочет выплачивать затребованную стоимость акций Шишкиной до окончания данного судебного разбирательства.
В материалах арбитража сказано, что урон банку нанесен «кредитованием заведомо неспособных исполнить обязательства организаций, бенефициаром которых является Шишкина Т.П., на заведомо невыгодных для банка условиях и невозвратом кредитных средств». Речь идет об ООО «Марий Эл-Моторс» (принадлежит кипрскому офшору), ООО «Мариавтосервис» (принадлежит Дмитрию Андросову), ООО «Вертекс», ООО «Мариавтоцентр» (их владелец — Сергей Шаров), работающих в Йошкар-Оле. Согласно информации базы «Контур.Фокус», указанные компании сейчас проходят разные стадии банкротства. По некоторым данным, кредиты были выданы на нерыночных условиях — под льготный процент.
«Мы разбирались в ситуации, которая сложилась с Татьяной Петровной Шишкиной: и у банка, и у акционеров есть все основания предъявлять претензии. Несправедливо требовать от банка выкупа акций, когда связанные с Татьяной Петровной компании находятся в дефолте и не собираются возвращать выданные им на достаточно неплохих условиях кредитные средства», — комментировал Тищенко свои исковые претензии в интервью «Интерфаксу».
На вопрос о том, кто принимал решения о выдаче кредитов, он дал понять: нужно спрашивать бывшее руководство банка, но сама Шишкина, будучи первым зампредом, явно была в курсе ситуации. Кредиты перестали обслуживаться летом 2018 года. «Важно отметить, что мы пытались договориться с Татьяной Петровной. Подача исков не была внеплановым решением. Мы проводили серию встреч, но, к сожалению, они не увенчались успехом. Правильнее сказать, предложения банка были проигнорированы», — отметил Тищенко.
«Истец считает, что исполнение банком указанной обязанности (оплата акций) приведет к существенным трудностям вплоть до невозможности последующего исполнения судебного акта о взыскании с Шишкиной Т.П. убытков в случае его принятия. Будучи бенефициаром компании „Гейтхилл Лимитед“, Шишкина Т.П. получит возможность распоряжаться данными денежными средствами и, зная о наличии к ней материальных претензий в пользу банка, осуществит вывод полученных денежных средств, наиболее вероятно, на зарубежные счета компаний-нерезидентов, что сделает невозможным обращение на них взыскания», — объясняется в иске.
Более того, «Зенит» был готов предоставить по иску встречное обеспечение в виде поручительства ООО «УСТ — офисная недвижимость» на сумму 437,4 млн рублей сроком до 8 мая 2025 года. Впрочем, суд ему в этом обеспечении отказал. Судья попросил истребовать у истца устав «Зенита» и положение о совете директоров, действовавшие в спорный период, а также кредитные досье на указанные фирмы. Предварительное заседание по делу перенесли на 25 сентября.
По словам Тищенко, общая сумма исковых требований «Зенита» даже выше, чем заявленные 875 млн рублей, за счет того, что есть еще иск о субсидиарной ответственности. Очевидно, он предъявлен в рамках банкротных дел указанных фирм.
ЮРИСТ ШИШКИНОЙ: «РУКОВОДСТВО БАНКА НЕ СПРАВЛЯЕТСЯ. ПОКАЗАТЕЛИ ПЛОХИЕ»
«Почему предъявили выкуп акций? Мы увидели, что руководство не справляется. Показатели плохие. Зачем рисковать? В руководстве банка не осталось никаких банковских менеджеров», — объяснил «БИЗНЕС Online» позицию Шишкиной ее представитель Кирилл Балакин. Разговор состоялся после судебного слушания в Девятом арбитражном апелляционном суде, где Тищенко пытался оспорить отказ суда принять обеспечительные меры.
«Иск (к Шишкиной) направлен председателем правления банка (под видом акционера), чтобы навредить ответчику за предъявление рядом миноритарных акционеров банка акций к обязательному выкупу, о чем сам истец написал в обосновании заявления об обеспечении иска по настоящему делу, искусственно подогнав размер требований по настоящему делу под цену подлежащих выкупу акций банка», — говорится в отзыве Шишкиной на иск Тищенко.
В том же отзыве подчеркивается, что Шишкина к выдаче банком указанных кредитов и уступкам отношения не имела ни на каком этапе, в том числе не принимала решения о выдаче, не одобряла их и не подписывала договоры. «Никаких конкретных доказательств, свидетельствующих о реальном контроле ответчика над каким-либо из предприятий ГК „Мариавто“ (очевидно, в данную группу входят ООО „Марий Эл-Моторс“, ООО „Мариавтосервис“, ООО „Вертекс“ и ООО „Мариавтоцентр“ — прим. ред.) именно в период выдачи спорных кредитов, истцом не представлено. Иск построен на откровенной манипуляции сведениями, относящимися к разным временным периодам», — утверждает Шишкина в своем отзыве. Она также отмечает, что о «проблемности» кредитов группы компаний «Мариавто» узнала на встрече с руководителями банка осенью 2018 года. Тогда Тищенко (в то время старший вице-президент банка), Машталяр и старший вице-президент Алексей Хорохордин, по утверждению Шишкиной, «настоятельно уговаривали ее „обменять“ акции банка на право требования к предприятиям „Мариавто“». От этого предложения Татьяна Петровна отказалась.
Шишкина считает, что Тищенко заявил иск не как самостоятельный субъект, а в интересах «Татнефти», чтобы обойти норму о сроке давности в три года, поскольку спорные кредиты выдавались еще в 2007-м. А если это действительно были фирмы-однодневки, то, по ее мнению, «Татнефть» и назначенные ею менеджеры «Зенита» «при должной осмотрительности» могли бы проанализировать деятельность банка и, «коль скоро недопустимость кредитования была настолько очевидна», не пропустить срок исковой давности. «ПАО „Татнефть“ должно было узнать о послуживших основанием иска обстоятельствах нарушения своих прав как акционера во всяком случае никак не позднее 31.12.2016 (приобретение пакета акций 51 процента в октябре 2016 года плюс разумный срок 2 месяца на дополнительный аудит банка)», — утверждает Шишкина в отзыве. Она подчеркивает, что Тищенко долгое время работал на различных должностях в «Татнефти», а кроме того, с 2015 по 2018 год входил в ревизионную комиссию «Зенита», поэтому имел возможность получить информацию о любой сделке банка и был обязан выявлять злоупотребления должностных лиц. Однако ревизионная комиссия одобряла годовые отчеты банка и за 2015, и за 2016 год, в которых был проанализирован весь кредитный портфель, в том числе выданные ГК «Мариавто» займы.
В ходе рассмотрения апелляционной жалобы на определение Арбитражного суда Москвы в Девятом арбитражном апелляционном суде представитель Шишкиной Балакин добавил, что «руками суда» Тищенко «просит ему разрешить не платить по обязательному выкупу у миноритарных акционеров». По его словам, до сих пор истцом не было сформулировано конкретных претензий к Шишкиной, а есть лишь «общие фразы про то, что она что-то обеспечила». «Ни подписи, ни участия в чем-либо не представлено. Одни голословные обвинения. Никаких конкретных данных, что она была бенефициаром [компаний, получивших кредиты], нет. Кредиты выдавались в 2007 году — на тот момент ничего не представлено [в качестве доказательств того], была ли она бенефициаром», — заявил представитель Шишкиной в суде.
Вероятно, 1,65 млрд рублей — это еще не вся сумма требований Шишкиной к «Зениту». «БИЗНЕС Online» обнаружил в судебной картотеке лишь два иска, но, возможно, есть или будут аналогичные претензии и от Nabertherm Limited, где Шишкина тоже имеет долю. Плюс она напрямую владеет 0,06% акций «Зенита».
«ОТСУТСТВУЮТ ОСНОВАНИЯ ДЛЯ ОТКАЗА ОТ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО ВЫКУПА АКЦИЙ»
Опрошенные «БИЗНЕС Online» юристы отмечают: прецедент интересен тем, что на практике отказ юрлица от обязательного выкупа акций миноритариев встречается редко. Закон об акционерных обществах четко защищает права миноритарных акционеров. Право обратиться к компании с требованием выкупить принадлежащие им акции возникают у акционеров, не участвовавших в собрании акционеров, на котором принимались решения о реорганизации, совершении крупных сделок и так далее или голосовавших против принятия таких решений. Банк мог отказаться выкупать акции, только если бы эти решения не вступили в силу, напоминает казанский юрист Тагир Назыров.
«У банка отсутствуют основания для отказа от обязательного выкупа акций. Закон не предусматривает таких причин, как обращение общества в суд с заявлением о возмещении ущерба. Тем более что акционер, которому банк отказывает в выкупе акций, не является ответчиком по данному спору. В связи с этим даже удовлетворение иска банка о взыскании ущерба с физического лица не освободит банк от обязанности выплатить акционеру стоимость акций», — говорит он.
«Аргумент банка в пользу отказа в выкупе акций несостоятелен по двум причинам. Во-первых, закон об акционерных обществах не устанавливает такого основания для отказа в выкупе. Во-вторых, отсутствует судебный акт, подтверждающий факт причинения ущерба и его размер», — говорит старший юрист юридического агентства «Юнэкс» Рушан Маликов. «Но судам ничего не мешает уйти от формализма и применить статью 10 ГК, признав действия акционера-миноритария недобросовестными», — признает наш собеседник.
Гораздо чаще, по словам Маликова, проблемы между акционерами возникают вокруг цены выкупа. Миноритарии оспаривают в суде предложенную им советом директоров цену акций, считая ее заниженной. Так, к примеру, происходило в ОАО «Актанышское ХПП» и ЗАО «Петровский Хлеб»: в обоих случаях суд фиксировал в решениях совета директоров нарушения закона об оценочной деятельности.
За неоплату обязательного выкупа банк может быть наказан иском о взыскании убытков за пользование чужими деньгами по ст. 395 ГК, говорит Маликов. Такой иск, собственно, и подан Шишкиной. «Чтобы уберечь себя от негативных последствий, банк может наложить обеспечительные меры в виде запрета на распоряжение акциями. Далее, по итогам рассмотрения спора банк сможет либо зачесть свои встречные требования к акционеру, либо обратить взыскание на арестованные акции», — поясняет он.
Кроме того, законодательством предусмотрена административная ответственность за воспрепятствование эмитентом осуществлению прав, удостоверенных ценными бумагами, добавляет Назыров. «Если банк докажет в суде факт ущерба, нанесенного ему физическим лицом, взыскание будет производиться за счет средств и имущества данного физического лица, в том числе доли в уставном капитале „Даником“. Но сам „Даником“ отвечать по обязательствам своего владельца не будет», — отмечает юрист.
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2020)