Наши публикации

Что за вексель, Фаниль Анварович? Татарстан трясет полмиллиарда с Коркунова

издание: Бизнес Онлайн
дата публикации: 19.11.2021
автор: Руслан Халиуллин

Представители беглого бизнесмена утверждают, что бумага минземимущества РТ — фальшивка
Загадочный и, мягко говоря, вызывающий вопросы документ рассматривают суды. Это вексель, выданный банкиром Андреем Коркуновым и оказавшийся у минземимущества РТ. Сумма солидная — 490 млн рублей. Причем долг образовался через год после падения Анкор Банка — в августе 2018 года. Минземимущество встало в реестр кредиторов Коркунова, желая поживиться хоть чем-то из конкурсной массы, а она невелика: гараж, мотоцикл и копеечные доли в фирмах. Толку от этого разбирательства, кажется, мало: шанс вернуть деньги невысок, а АСВ, конкурирующее с минземимуществом в комитете кредиторов, может начать задавать неудобные вопросы. Само министерство комментировать суть сделки отказалось.
Шоколадный вексель на полмиллиарда
Уже несколько лет министерство земельных и имущественных отношений Татарстана судится в разных инстанциях с ныне беглым банкиром Андреем Коркуновым, известным также как бывший владелец одноименного бренда шоколадных конфет и «Одинцовской кондитерской фабрики». Причина — вексель на 490 млн рублей, выданный от Коркунова министерству еще в 2018 году и до сих пор не погашенный. На сегодняшний день вместе с процентами и пенями общий долг банкира перед минземом РТ составляет 607 млн рублей. Об этом говорится в целом ряде судебных материалов.
Во вторник Арбитражный суд Москвы включил минзем в список кредиторов Коркунова в его личном банкротстве. До этого министерство просудило свои требования к банкиру в нескольких инстанциях в Татарстане: в районном городском и Верховном судах — и везде выиграло.
Что за вексель Коркунова на столь внушительную сумму? Что взамен этих долговых обязательств получил банкир от татарстанского министерства — деньги, землю, недвижимость или что-то еще? И если получил, то почему вообще министерство раздает такие блага сторонним бизнесменам и как на это смотрит Счетная палата?
Ответы на эти вопросы пока, к сожалению, не получены. В минземе на наш запрос лишь сообщили, что не готовы комментировать тему до конца ряда судебных разбирательств, которые сейчас ведутся одновременно. «В целях полноценной защиты интересов Республики Татарстан, а также учитывая то, что указанная информация не является публичной, министерство считает преждевременным комментировать свои действия в отношении А.Н. Коркунова. После завершения всех судебных процессов предлагаем вернуться к рассмотрению указанного вопроса», — говорится в ответе редакции за подписью замминистра Эдуарда Диярова.
В минувший вторник корреспондент «БИЗНЕС Online» попытался попасть на заседание арбитража Москвы. Из-за пандемии нам не удалось попасть в зал заседания, поэтому мы попробовали пообщаться со сторонами в коридоре. К сожалению, безрезультатно: ни представитель минзема, ни представитель финансового управляющего Коркунова не стали комментировать дело.
Тем не менее ряд деталей освещен в материалах судебных дел, которые опубликованы в открытом доступе. «БИЗНЕС Online» их проанализировал.
Коркунов: мопед, то есть вексель, не мой
Любопытно, но самый первый судебный иск инициировал сам Коркунов. Весной 2019 года банкир, как указано в материалах Вахитовского райсуда Казани, встревожился, узнав о том, что казанский нотариус опротестовала вексель, выданный Коркуновым министерству земельных и имущественных отношений РТ 24 августа 2018 года на сумму 490 млн рублей под 15% годовых. Это означает, что нотариус подтвердила документально факт его неоплаты. В материалах дела говорится, что срок оплаты в этом векселе не был указан.
При этом сам Коркунов сообщил суду, что от минзема РТ никаких требований об оплате векселя не получал. Более того, он утверждал в исковом заявлении, что сам вексель — это фикция, а подпись, поставленная под документом, не его, а поддельная. И вообще он никаких подобных документов раздавать не мог, поскольку «с 2015 года постоянно проживает за пределами Российской Федерации и 24 августа 2018 года не мог составить данный вексель». По некоторым данным, Андрей Николаевич проживает во Франции.
Далее идет еще одна любопытная деталь: сторона Коркунова утверждает, что «вексель не имеет подписи векселедержателя». То есть каким образом этот долг попал именно к минзему, Коркунов якобы не имеет ни малейшего понятия. Был ли минзем изначально держателем долга? Непонятно. Возможно, требование долга перешло ему от другой конторы или организации?
Коркунов потребовал от суда аннулировать нотариальное действие о протесте векселя. Но суд, изучив обстоятельства дела, счел, что документ вполне вызывает доверие, долг существует и так или иначе не выплачен, а нотариус поступил по закону.
Практически параллельно уже минзем обратился в тот же Вахитовский райсуд Казани с требованием признать Коркунова должником. Тот подал встречный иск с требованием признать вексель ничтожным. Там же банкир привел заключение специалиста ООО «ЭКЦ Независимость» о том, что в документе будто бы «2018» год был вручную штрихом исправлен с «2016-го». Но и тут банкир проиграл. Правда, подпись свою он далее уже не оспаривал. Означает ли это, что Коркунов вспомнил про реальный долг, непонятно.
Далее пошли судебные коллегии и апелляции, не изменившие ничего принципиально. Долг по векселю Коркунова перед минземом был признан судами, с чем министерство и обратилось в реестр кредиторов банкира.
Ряд нюансов
Первое, на что стоит обратить внимание, — это то, что вексель выдан именно лично Коркуновым, а не банком «Анкор», как можно было бы предположить. Хотя и связи с банком вполне могут иметь отношение к этой истории. По сведениям наших источников, Анкор Банк имел партнерские отношения с рядом структур минзема, а многие сотрудники министерства открывали в этом банке депозитные счета. Но в банкротстве самого Анкор Банка требования минзема на столь внушительную сумму никак не светятся. Министерство в реестр кредиторов организации не входит.
Второе — это, действительно, любопытная дата выдачи векселя. Анкор Банк лишился лицензии Центробанка России 3 марта 2017 года и был признан банкротом 17 апреля того же 2017-го. Уже тогда стало известно, что Коркунов прячется за рубежом. А вексель, как утверждает минзем, получен от банкира в августе 2018-го, спустя год после этого события, то есть уже после оглушительного падения банка и не менее оглушительного падения репутации его создателя. Сам Коркунов фигурантом возбужденных уголовных дел не стал, но зато срок (условный) получил и. о. предправления банка Аркадий Комягинский.
Наконец, третье любопытное примечание: вексель был получен при предыдущем министре земельных и имущественных отношений Азате Хамаеве. Нынешний министр Фаниль Аглиуллин вступил в должность в сентябре 2019 года, стало быть, и судебные тяжбы с Коркуновым начались еще до его прихода.
АСВ может поднять историю и подоплеку векселя
Сам по себе вексель не означает, что минзем что-то обязательно передал бизнесмену взамен, напоминает руководитель гражданской практики ЮА «Юнэкс» Руслан Халиуллин. «Вексель — ценная бумага, удостоверяющая ничем не обусловленное обязательство должника выплатить определенную сумму кредитору. Тем не менее понятно, что никто не будет брать на себя обязательство по выплате таких существенных сумм просто так. К сожалению, из судебных актов не видно, что в действительности побудило А.Н. Коркунова выдать министерству земельных и имущественных отношений РТ вексель на 490 миллионов рублей, и нам остается только гадать, что лежало в основании данной сделки. Теоретически вексель мог быть выдан в качестве некоего суррогата исполнения обязательства (купля-продажа, услуги, работа) или обеспечения иной сделки, — рассуждает эксперт. — Не исключено, что именно желание министерства земельных и имущественных отношений РТ завуалировать от третьих лиц основание получения денежных средств от А.Н. Коркунова и послужило причиной использовать в своих взаимоотношениях с предпринимателем вексель».
«Ситуация, конечно, интересная. С одной стороны, вексель является ценной бумагой, удостоверяющей ничем не обусловленное обязательство, и закон не запрещает министерству использовать его в расчетах. Цель выдачи векселя на такую внушительную сумму господином Коркуновым министерству земельных и имущественных отношений РТ в судебных разбирательствах, которые прошли в судах общей юрисдикции и АС ГМ (в рамках дела о банкротстве Коркунова А.Н.), не обсуждалась», — соглашается казанский юрист Тагир Назыров.
Да, первый раунд борьбы выигран: министерство добилось удовлетворения всех требований, с которыми обращалось в суды. Задолженность по векселю взыскана, требования министерства включены в реестр кредиторов Коркунова. Но, с другой стороны, отмечает Назыров, в карточке дела о личном банкротстве Коркунова есть информация о том, что ГК АСВ оспаривает эту сделку (вексель) по правилам рассмотрения дел о банкротстве.
«Очередное судебное заседание назначено на февраль следующего года. Думаю, решение по этому обособленному спору и станет определяющим в ситуации с векселем. Дело в том, что при рассмотрении дел о банкротстве применяется повышенный стандарт доказывания. Поэтому, несмотря на то, что требования министерства подтверждены судебными актами, суд, рассматривающий заявление АСВ о признании сделки недействительной, будет рассматривать все обстоятельства спорной сделки заново, — предупреждает юрист. — ГК АСВ — сильнейший игрок на поле банкротных споров. Существенная часть сложившейся судебной практики по таким делам сформировалась с участием агентства, поэтому вероятность признания сделки недействительной я оцениваю как высокую. В случае победы АСВ дальнейшее развитие событий предугадать нетрудно. Агентство сможет обратиться за пересмотром по вновь открывшимся обстоятельствам, тогда АС ГМ заново рассмотрит требование министерства о включении в реестр кредиторов и с учетом признания сделки недействительной, скорее всего, откажет министерству».
Создание сайта "Еатек" (2001-2022)