Наши публикации

Улыбнитесь, вас штрафуют: начнут ли суды наказывать безмасочников по фото?

издание: Бизнес Онлайн
дата публикации: 08.12.2021
автор: Ринат Чипчиков

Прецедент уже создан — правда, пока только для юрлиц
Российские суды могут штрафовать за несоблюдение масочного режима по фото без расследований, экспертиз и допросов понятых, постановил Верховный суд РФ. Прецедент создан в Люблино — за кассира без маски оштрафовали сам магазин. На всех россиян данная практика пока не распространится, уверяют в суде, а юристы указывают на то, что штрафовать будут только юрлиц, а не горожан. Эксперты «БИЗНЕС Online» советуют, как избежать наказания в суде, и рассуждают, когда камеры начнут преследовать безмасочников-«физиков».
ВС РФ: Это лишь отдельное решение по конкретному делу
Российские суды могут штрафовать граждан за несоблюдение масочного режима по фото. По таким делам не требуется проводить административное расследование, назначать экспертизы и другие продолжительные процессуальные действия. Об этом говорится в постановлении коллегии по административным правонарушениям Верховного суда РФ. Сам документ был издан еще 1 ноября, но СМИ обратили на него внимание только сегодня.
Откуда появилось такое постановление? Верховный суд изучил жалобу московского магазина, который в прошлом году оштрафовали за нарушение продавцом масочного режима. В ходе выездной проверки выяснилось, что сотрудник торговой точки работал без средства индивидуальной защиты. В отношении магазина составили протокол, и Люблинский районный суд признал организацию виновной в невыполнении правил поведения при чрезвычайной ситуации или угрозе ее возникновения (ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ). Фирма получила минимально возможный штраф — 100 тыс. рублей.
Представитель компании обжаловал решение райсуда во Втором кассационном суде общей юрисдикции, но тот не изменил решение. Затем последовала жалоба в ВС РФ. В ней юрист попросил отменить штраф, пояснив, что суд незаконно отказал в назначении экспертиз фотографии и протокола осмотра, а также апеллировал к нарушению процедуры административного расследования. Изучив материалы, суд пришел к следующему выводу: «Для установления виновности общества в <…> совершении вмененного административного правонарушения не имеется необходимости в использовании специальных познаний в науке и технике, а также допросе понятых». Словом, специальная экспертиза не нужна, достаточно снимка, на котором продавец находится на рабочем месте без маски. Судья ВС РФ Сергей Никифоров счел это «достоверным и допустимым доказательством по делу».
Также суд указал, что проведение должностным лицом проверки магазина с участием его работника — продавца, который отказался представить личные сведения и подписать протокол, в присутствии двух понятых и с использованием технических средств фотосъемки согласуется с требованиями ст. 27.8 КоАП РФ.
Решение Верховного суда имеет отношение только к конкретному делу по жалобе на один из продуктовых магазинов в московском районе Люблино, пояснили позже в пресс-службе суда. В ведомстве заверили, что на всех россиян данная практика — штрафовать за отсутствие средств индивидуальной защиты по фото- и видеоматериалам — не распространится. Позднее несколько юристов в СМИ подчеркнули, что по решению Верховного суда был оштрафован не кассир, а магазин, т. е. юридическое лицо. Личность продавца не устанавливали. Следовательно, ждать, что личности всех горожан без маски камеры будут устанавливать и штрафовать, не приходится, во всяком случае пока.
Камеры, распознающие маски и дистанцирование, работают на станции казанского метро с лета 2020 года
Несмотря на заверения ВС РФ о том, что штрафовать всех подряд за снимки с камер не будут, риски внедрения такого подхода все же остаются. Ранее «Коммерсантъ» выяснил, что мэрия Москвы потребовала от торговых центров в срок до 20 октября подключить камеры, которые стоят на входах, к городской системе видеонаблюдения, чтобы отслеживать соблюдение масочного режима. Власти прописали даже требования к системе наблюдения: разрешение камеры должно быть не ниже 720p, частота кадров — 15–25 к/с. Кроме того, на каждый объект якобы обязали назначить ответственного для взаимодействия с департаментом информационных технологий (ДИТ) Москвы. В перспективе подобные камеры помогут ловить злостных нарушителей масочного режима, но пока речь идет скорее о сборе общей статистики, отмечал руководитель отдела аналитики «СерчИнформ» Алексей Парфентьев. Камеры потенциально могут использоваться, чтобы выписывать штрафы нарушителям постфактум по аналогии с тем, как это происходило при самоизоляции, подтверждал директор по продуктам и технологиям «Группы Т1» Александр Рожков.
В июне прошлого года на станции «Проспект Победы» казанского метро установили камеры, фиксирующие наличие масок у пассажиров, а также соблюдение социальной дистанции. За первый день тестового режима камеры зафиксировали, что 98% людей соблюдали масочный режим, а 88% — дистанцию. Как поясняли «БИЗНЕС Online» в центре цифровой трансформации, пока система тестируется и никаких последствий того, что камера зафиксировала отсутствие маски, не наступает. Но перспективы у этого решения, если оно покажет свою эффективность, могут быть различными, в том числе прорабатывается вопрос установки таких камер в магазинах и ресторанах, отмечали в ведомстве. Анализ потока посетителей способен показать, на каких объектах соблюдается социальная дистанция. Более того, эти данные (не сама картинка с камеры, а индекс социального дистанцирования) могут быть опубликованы в открытом доступе, чтобы клиенты на основании указанного индекса выбирали наименее загруженный ресторан.
Напомним, в Москве еще с прошлого года распространена практика штрафов за нарушение самоизоляции, выявленное по камерам видеонаблюдения. Летом 2020-го местная жительница пыталась оспорить наказание (отсутствие маски на ее лице зафиксировала камера, установленная на подъезде дома, — прим. ред.), указав, что протокол в отношении нее не составляли, а электронная фотография правонарушения к постановлению не приложена. В суде представитель объединения административно-технических инспекций Москвы заявила, что получить снимок удалось с помощью системы городского видеонаблюдения и ошибка исключена. Суд встал на сторону чиновников.
Отсутствие масок у граждан можно фиксировать по камерам наблюдения в общественных местах и транспорте, но оформить протокол о нарушении в отношении физического лица можно только лично, указывал начальник главного контрольного управления Москвы Евгений Данчиков. При этом данные с камер видеонаблюдения будут использованы для фиксации нарушений в отношении юридических лиц, указал он.
«Закон о персональных данных соблюдают банки, а администраторы видеосервисов, которые за нами следят, не всегда»
«Ситуация с фотофиксацией „антиковидных“ нарушений уже становится обычной правоприменительной практикой, — рассказала нашему корреспонденту руководитель практики уголовного и административного права „Амулекс.ру“ Любовь Шебанова. — В судах по всем регионам, где применяются ограничительные меры, рассматривается достаточное количество дел об административных правонарушениях, в том числе и по общей норме — статье 20.6.1 КоАП РФ. Поэтому смело можно говорить о том, что судебная практика уже формируется. В большинстве случаев, известных нам, подтверждают само событие правонарушения должностные лица именно фотофиксацией. К тому же ВС РФ уже давал отдельные разъяснения в части ответственности в период режима повышенной готовности в обзорах по отдельным вопросам применения норм КоАП РФ и УК РФ».
Шебанова подчеркивает, что инцидент в Люблино нельзя отождествлять с фотофиксацией, например, нарушений ПДД, когда постановление о назначении штрафа выносится в отношении собственника автомобиля без других доказательств и прочего процессуального оформления. «Эта возможность у должностных лиц закреплена только для ряда правонарушений в области дорожного движения и благоустройства, — заметила юрист. — В данном случае (по статьям 20.6.1 и 6.3 КоАП РФ — прим. ред.) фототаблица, видеозапись являются доказательством, наряду с другими сведениями, содержащимися в материалах дела об административном правонарушении. Дело в том, что доказательством по делу об административном правонарушении является все, что „лежит“ в материале и предоставлено суду. Естественно, каждое доказательство анализируется судом, а вывод о виновности, наличии в действиях (или бездействии) состава правонарушения суд делает, проанализировав все доказательства в совокупности в случае их относимости и достаточности».
Шебанова добавила, что при нарушении порядка привлечения к ответственности любое постановление по делу об административном правонарушении, которым назначено наказание, нельзя признать законным. Оно может быть отменено в порядке, установленном законом, т. е. при его обжаловании судами вышестоящих инстанций. «Поскольку в данном случае был составлен протокол, получены объяснения, должностные лица были допрошены, суд пришел к выводу о том, что нарушения имели место, за что и было назначено наказание, — пояснила юрист. — Относительно административного расследования, КоАП РФ действительно не предусматривает обязательное его проведение по такой категории дел. Это означает, что протокол об административном правонарушении может быть составлен должностным лицом на основе имеющихся доказательств, которые он считает достаточными. Обязательное требование по подобной категории дел — привлекаемое лицо должно знать о том, что в отношении него составляется протокол, имеет право на личное участие в рассмотрении дела. Существенное ограничение права на защиту при производстве по делу об административном правонарушении является основанием к отмене постановления о назначении наказания. И это также устоявшаяся судебная практика».
«Практика по факту нарушения антикоронавирусных ограничений начала формироваться практически сразу с момента введения ограничительных мер, но случаев, когда лицо привлекается к ответственности на основании фото- или видеоматериалов, немного, — заметил руководитель гражданской практики юрагентства „Юнэкс“ Ринат Чипчиков. — Вместе с тем в связи с опубликованием Верховным судом позиции, позволяющей на основании фото- и видеоматериалов привлекать к ответственности без проведения экспертизы, увеличится количество дел данной категории. Также предполагаем, что чаще нарушения ограничений при помощи камеры будут выявляться среди жителей мегаполисов, ввиду того что там сосредотачивается наибольшее количество камер».
Юрист рекомендует при составлении протоколов в подобных ситуациях в первую очередь изучить качество материала, поскольку для привлечения к ответственности необходимо четко установить личность нарушителя. Следует внимательно проштудировать и сам протокол на правильность заполнения данных — в документе могут быть ошибки — дата или место нарушения. В суде же можно попросить признать нарушение малозначительным и попросить суд заменить наказание, ограничиться устным предупреждением.
Следует ли ждать, что за штрафами юрлиц последуют наказания для «физиков»? Коммерческий директор компании EkeyRus Константин Новиков видит несколько препятствий в накладывании «цифровых» штрафов на обычных горожан. Главное из них — юридическое. «Интересно, на основании чего людей распознают по камерам видеонаблюдения? — задается вопросом Новиков в беседе с корреспондентом „БИЗНЕС Online“. — Вот есть камера видеонаблюдения, она меня зафиксировала. Но откуда оператор, который выписывает штраф, знает, что изображенный на видео человек — это я? Как он смог сопоставить изображение с моими персональными данными?»
Собеседник издания напомнил, что каждый гражданин должен письменно дать согласие на обработку персональных данных, только после этого их можно использовать. Новиков привел в пример систему оплаты проезда Face Pay, которую запустили в московском метрополитене в октябре 2021 года. Она позволяет пассажирам оплачивать проезд при помощи системы распознавания лица. Чтобы воспользоваться Face Pay, пассажир должен привязать свою фотографию, банковскую карту и карту «Тройка» к сервису через приложение «Метро Москвы». «Пользователи этого приложения сами дают согласие на использование персональных данных, но я не знаю ни одного живого человека, который дал бы такое согласие администратору камер, установленных в магазинах или у подъезда, — рассуждает эксперт по биометрическим системам безопасности. — Так откуда они знают, что я — это я, у них есть мой паспорт, данные о месте проживания, номер телефона и ИНН? На каком основании? Я им эти сведения не предоставлял».
Будущее наказаний на основании подобных доказательств зависит от того, будет ли сведена техническая база с юридической. «Пока же есть федеральный закон о персональных данных, его соблюдают банки, а администраторы видеосервисов, которые за нами следят, не всегда, мягко говоря», — говорит Новиков.
Второе препятствие связано с формированием баз шаблонов биометрических данных. «Как в старых голливудских фильмах, никто не будет смотреть и сравнивать изображения нарушителей с их фотографиями, — добавил он. — Эти базы оцифрованы, а в хороших системах зашифрованы, но по-прежнему неполны. Если человек с нарушением в данной базе есть, его можно привлечь к ответственности. А если нет — высока вероятность, что его не распознают. В Москве, по моему впечатлению, очень сильно приблизились к созданию полных баз биометрических данных. В Китае выстроены целые цифровые города. Как с этим обстоит дело в нашей провинции, не знаю».
 
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2022)