Наши публикации

В России блокируют «Инстаграм»: куда бежать и как не стать «экстремистом»?

издание: Бизнес Онлайн
дата публикации: 11.03.2022
автор:

Юристы о том, к чему приведет иск Генпрокуратуры к империи Цукерберга
«Даже приложения соцсетей могут быть сочтены экстремистскими материалами, а их использование может быть квалифицировано как участие в деятельности», — предупреждают юристы, комментируя иск Генпрокуратуры в Верховный суд России с требованием признать Meta — владельца «Инстаграма», «Фейсбука» и WhatsApp — экстремистской организацией. Эти соцсети Роскомнадзор уже начал ограничивать, мессенджер пока под вопросом. Политики во главе с президентом РТ Рустамом Миннихановым уже завели свой канал в «Телеграме», а SMM-агентства сетуют, что от блокировки «Инстаграма» пострадает порядка 80% татарстанского бизнеса, продвигаемого в соцсетях. «БИЗНЕС Online» собрал мнения юристов, насколько опасно пользоваться соцсетями и какая статья теперь может грозить.
Что случилось?
Роскомнадзор по требованию Генпрокуратуры ограничит доступ к «Инстаграму» в России. Это была бы сенсация, если бы в стране уже не блокировались «Фейсбук» и «Твиттер» за фейки и ограничения работы аккаунтов госСМИ. Но этот случай особый: прокуратура одновременно направила заявление в суд о признании Meta Platforms Inc. экстремистской организацией и запрете ее деятельности на территории РФ. Соответствующее решение суда может автоматически возвести в ранг экстремистских одновременно три ключевых продукта Meta: «Инстаграм», «Фейсбук» и WhatsApp, приложения которых установлены на телефонах большинства россиян.
На сайте Генпрокуратуры логика объясняется достаточно четко. Во-первых, в связи со спецоперацией в соцсетях распространяются «призывы к совершению насильственных действий (убийств)» в отношении россиян и к массовым беспорядкам в стране. «Согласно данным, подтвержденным заявлением пресс-секретаря компании Meta Platforms Inc. (руководящая организация социальных сетей „Инстаграм“ и „Фейсбук“) Энди Стоуна от 11.03.2022, в свете событий на Украине компания временно снимает в своих социальных сетях запрет для жителей ряда стран на размещение информации, содержащей призывы к насилию против российских граждан, в том числе военнослужащих, — говорится в релизе. — Подобные действия руководства компании не только формируют представление о допустимости террористической деятельности, но и направлены на разжигание ненависти и вражды к гражданам Российской Федерации».
Напомним, агентство Reuters ночью пересказало внутреннюю рассылку компании для модераторов. Она явно разрешала призывы к насилию в отношении россиян с привязкой к операции на Украине. Изменения в политике компании распространяются на Россию, Украину, Польшу, Армению, Азербайджан, Венгрию, Грузию, Латвию, Литву, Румынию, Словакию и Эстонию. Более того, компания также временно не будет удалять в Польше, России и на Украине «некоторые сообщения» с призывами к смерти в адрес президентов РФ Владимира Путина и Беларуси Александра Лукашенко.
И что дальше?
«Прямо сейчас бежать и удалять аккаунты, посты и переписку из „Инстаграма“ и „Фейсбука“ не нужно, — цитирует проект „Сетевые свободы“ глава правозащитной организации „Агора“ Павел Чиков. — Заявление Генпрокуратуры поступит в Верховный суд РФ, у „Фейсбука“ есть представители в России, они получат возможность участвовать в слушаниях и потом обжаловать решение. В экстремистский список организацию включат только после вступления в силу решения Верховного суда РФ». Пока такого нет — любые действия пользователей не будут нарушением закона.
Впрочем, сомнения в том, что Верховный суд удовлетворит заявление, не очень большие. Вопрос только, в каком объеме и будут ли пользователи приравниваться к экстремистам?
Глава комитета Совфеда по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас сказал изданию «Подъем», что под запрет должны попасть и «Инстаграм», и «Фейсбук», и WhatsApp. «Я это [разрешение платформы публиковать призывы к насилию в отношении российских военных в соцсетях] оцениваю как экстремизм. Должна быть полная блокировка этих ресурсов. Блокировать все ресурсы Meta», — заявил он, добавив, что владельцы аккаунтов все-таки не будут считаться экстремистами.
В том же духе высказалась и директор Лиги безопасного интернета, член Общественной палаты РФ Екатерина Мизулина. «Вопрос СМИ: „Если Meta признают экстремистской организацией, то будет ли считаться экстремизмом использование WhatsApp россиянами?“ Ответ: „Нет, конечно. Равно как не коснется это и пользователей „Инстаграма“ и „Фейсбука“. Подобные запугивающие сообщения распространяют провокаторы“, — заверила она в своем телеграм-канале». И тоже подтвердила, что, если Meta признают экстремистской, закрыты должны быть все сервисы, вплоть до WhatsApp. Причем, скорее всего, за этим последует не просто блокировка соцсетей, но и требование властей удалить приложения из магазинов Apple и Google на территории России.
А вот РИА «Новости» со ссылкой на анонимный источник в правоохранительных органах пишет, что WhatsApp не затронут меры, которые могут ввести в России против компании Meta, т. к. это средство коммуникации, а не соцсеть.
Что делать пользователям?
Чиков, перепечатывая памятку, подготовленную «Сетевыми свободами», рекомендует не доверять заверениям чиновников, «что простым пользователям бояться нечего». Проект обращает внимание, что вопрос об уголовной ответственности за участие в экстремистской деятельности (ч. 2 ст. 282.2 УК РФ) для простых пользователей остается открытым. «Требование удалять аккаунты и прекращать пользоваться прямо не прописаны, но даже [скаченные на смартфон] приложения могут быть сочтены экстремистскими материалами, а их использование может быть квалифицировано как участие в деятельности», — предупреждают юристы.
То есть иметь аккаунты в этих соцсетях теперь опасно? Пока непонятно. «Существует две точки зрения на сложившуюся ситуацию. Первая: по действующему законодательству, использование заблокированных сервисов/сайтов экстремистской организации не образует состав правонарушения. Наличие аккаунта либо его использование не приравнивается к участию в экстремистской деятельности. При этом неважно, создана страница для личного использования или коммерческого. Соответственно, риск того, что за использование „Инстаграма“ или „Фейсбука“ вы будете подвергнуты санкциям со стороны государства минимален, — рассуждает Руслан Халиуллин, руководитель гражданской практики ЮА „Юнэкс“. — Вторая: регистрация и использование этих соцсетей будет рассматриваться как участие в деятельности экстремистской организации. А публикация ссылок на заблокированные соцсети будет приравнена к распространению экстремистских материалов». При этом, по его словам, с учетом заявлений Клишаса, государство, скорее всего, все-таки не — будет преследовать простых пользователей социальных сетей.
«Если гражданин станет публиковать какую-то информацию, направленную на убийство российских военных или президента, то я думаю, он будет подлежать уголовной ответственности. И по 280-й статье, и по 282.1 — „Участие в экстремистской организации“. В таком случае он будет признан экстремистом. А так я считаю, что привлечение к уголовной ответственности всех граждан только за то, что у них имеются аккаунты, в которых они не публикуют никакую запрещенную информацию, будет просто незаконно, — соглашается с ним адвокат фирмы Yalilov & Partners Рустам Губайдуллин. — Но возможно всякое. Нужно ли удалять соответствующие приложения со своего телефона? На всякий случай, чтобы „перебдеть“, можно и удалить».
А технически пользоваться соцсетями-то можно?
Юристы говорят, что российские граждане смогут обходить блокировки и продолжать использовать данные сервисы.
Рекламироваться можно?
Нет, никаких платных продвижений аккаунтов и никакой рекламы на экстремистских площадках. И, соответственно, запрет любых денежных транзакций в адрес подконтрольных Meta компаний. «Если после признания компании Meta экстремистской организацией пользователь будет приобретать платные функции/подписки, его действия (пользователя — прим. ред.) могут быть квалифицированы как финансирование экстремистской деятельности, что влечет за собой уголовную ответственность по статье 282.3 УК РФ», — говорит Халиуллин.
Чего точно нельзя делать?
Публиковать логотипы «Фейсбука», «Инстаграма» и Whatsapp под угрозой ч. 1 ст. 20.3 КоАП РФ («Пропаганда экстремистской атрибутики»). Обязательная маркировка при упоминании под угрозой ч. 2 ст. 13.15 КоАП РФ («Злоупотребление свободой массовой информации»).
А как проверят, стоит у меня на телефоне приложение или нет?
«Отдельно стоит теперь упомянуть требование сотрудников правоохранительных органов разблокировать мобильные устройства. Статья 51 Конституции РФ позволяет вам игнорировать такое требование. Ответственность за отказ разблокировать телефон, планшет или ноутбук, так же, как и за отказ свидетельствовать против себя, не предусмотрена законом», — говорится в памятке «Сетевых свобод».
Что делать блогерам и лидерам мнений?
Многие чиновники, бизнесмены и политики уже завели аккаунт в «Телеграме» и во «ВКонтакте» как альтернативу «Инстаграму». Тон задал глава минприроды РФ Александр Козлов: «Призывать к насилию НЕПОЗВОЛИТЕЛЬНО! Даже временно! Никому! Удаляюсь из Инстаграм. Буду только в Телеграм», — такова первая запись министра в «Телеграме» (орфография и пунктуация автора сохранены — прим. ред.).
Президент РТ Рустам Минниханов, как один из самых активных губернаторов – пользователей соцсетей, опубликовав в мессенджере Павла Дурова один-единственный пост «Исэнмесез», за час собрав почти 8,5 тыс. подписчиков. Свои каналы завели и министерства (например минздрав, минземимущество, минэкологии, минэкономики и др), руководители ведомств (в Татарстане одним из первых персональный канал завел министр цифрового развития Айрат Хайруллин, а «Телеграм» минцифры был срочно реанимирован после почти годичного простоя). Перешел в «Телеграм» и экс-министр связи РФ Николай Никифоров, и многие-многие другие.
Другой большой вопрос, что делать бизнесу. Это и блогеры, заработок которых завязан на монетизации их аккаунтов, и самозанятые, для многих из которых «Инстаграм» является основной площадкой продвижения их продукции. Основательница SMM-агентства Fragency Регина Фасхеева предполагает, что от блокировки «Инстаграма» пострадает порядка 80% татарстанского бизнеса, продвигаемого в соцсетях. Больше всего урон может потерпеть сегмент по производству дизайнерской одежды, локальные бренды, которые «вырастили» известные личности, и ни кем не поддерживаемые маленькие бренды. По ее словам, сейчас компании активно переходят на «ВКонтакте», «Одноклассники», «Яндекс.Дзен», «Яппи», чтобы в случае блокировки западных соцсетей уже на этих площадках продвигать свои товары и услуги. Клиентам своего агентства Фасхеева еще две недели назад начала «распаковку» «ВКонтакте», но и «Инстаграм» пока продолжают вести «до победного».
Она считает, что в случае блокировки «Инстаграма» в России могут появиться внутренние соцсети — по аналогии с китайским WeChat. У россиян и бизнеса, который продолжает продвигаться в «Инстаграме», есть варианты с помощью VPN подключаться к соцсети, но, скорее всего, какая-то часть пользователей отпадут. «Либо у нас будут новые соцсети, может быть, с более расширенным функционалом, например, которые вбирают в себя особенности всех популярных в мире соцсетей. Либо мы все вернемся, просто потому что есть привычка пользоваться „Инстаграмом“. Но факт в том, что люди до сих пор и, наверное, всю жизнь будут испытывать потребность в общении через соцсети. Тут, видимо, самое главное — быстро соображать и адаптироваться, чтобы не терять свою аудиторию, брендам, например. Многие уже опубликовали ссылки на самые разные свои соцсети. Тут зависит еще от происхождение блогера. Если это сам по себе интересный человек, у которого блог — это следствие, то понятно, что у него в любом месте наберутся подписчики. Если говорить о блогерах, которые когда-то за счет чего-то поднялись, то им, наверное, будет сложнее. Но в целом они тоже могут поизучать особенности и развить свой блог там», — делится руководитель агентства.
Но с появлением новых соцсетей возникает вопрос с монетизацией. Однако как это будет осуществляться и насколько быстро удастся получить прибыль, Фасхеева ответить затрудняется. Она считает, что нужно время для общей адаптации и к тому же еще многое зависит в целом от ситуации в мире. «За последние две недели я заметила, что люди, у которых блог — самоцель, так и продолжали его вести. Публичные личности, у которых из-за этого есть подписчики, просто замолчали», — подытожила пиарщица.
«Я со вчерашнего дня не устаю повторять, что блогерам теперь нужно найти какую-нибудь реальную профессию. Шахтер, водитель троллейбуса… Причем я в данном случае совершенно не шучу. Потому что, когда YouTube приостановил монетизацию, понятное дело, что блогеры потеряли легальный способ заработка, но если заблокируют и „Инстаграм“, то станет очевидно, что даже серых вариантов получения денег за то, что в советское время называлось „джинса“, а позже придумали словосочетание „нативная реклама“, даже этого не останется», — рассуждает Денис Терехов, глава агентства «Социальные сети». По его словам, рекламодатели и так в основном были западные, они уже ушли, а после блокировки соцсетей блогеры должны и вовсе «или пойти на паперть, или освоить какие-то рабочие профессии».
Могут ли стать выходом какие-то другие соцсети? «Вы поймите одну простую вещь — когда блогер переходит с одной площадки на другую, вся его многомиллионная аудитория за ним в эту же секунду не переходит. То есть на протяжении последних 14 лет, с 2008 года, блогеры копили свою аудиторию в „Инстаграме“, „Фейсбуке“, на YouTube. А потом их взяли и этой аудитории лишили. И вот они приходят, допустим, во „ВКонтакте“ — только там нет этой аудитории. Или на Rutube, у которого схема монетизации в 4 раза хуже, чем у Youtube, но хоть какая-то. Только им придется еще несколько лет подождать, прежде чем эта аудитория там сформируется», — объясняет он. Терехов напоминает, что блогер получает деньги за охват, а если этого охвата нет, потому что аудитории нет, то и денег нет.


Создание сайта "Еатек" (2001-2022)