Наши публикации

«Все в недоумении!»: как в Татарстане «ликвидировали» защитников памятников

издание: Бизнес Онлайн
дата публикации: 20.05.2022
автор: Руслан Халиуллин

По решению суда ТРО «ВООПИиК» больше не существует как юрлицо. Счета теперь контролирует Москва
«Если участники ВООПИиК РТ решат продолжить свою прежнюю деятельность, оставаясь в тени, данные действия будут носить незаконный характер», — объясняют юристы последствия ликвидации общества. Однако сами они уверяют: на защите памятников это никак не отразится. Казанский суд удовлетворил иск минюста России, который потребовал исключить организацию из базы юрлиц. Оказалось, два года сведения об организации, адресе и отчетах не обновлялись. Детище покойной Фариды Забировой, которое она воссоздала в 2009 году, сейчас готовится к выборам нового председателя. О том, будут ли градозащитники оспаривать решение и почему письма с предупреждениями из суда не доходили до адресата, — в материале «БИЗНЕС Online».
«Бюрократические моменты привели к закрытию»
Неожиданная новость для защитников памятников в Татарстане пришла из минюста России. Решением суда ликвидировано татарстанское отделение всероссийской общественной организации охраны памятников истории и культуры (ТРО ВООПИиК). Запись появилась в ЕГРЮЛ от 13 мая, именно с этой даты общество перестало существовать как юридическое лицо. Как выяснил «БИЗНЕС Online», заседание прошло в Кировском суде Казани еще в конце февраля. Иск к ТРО ВООПИиК подало министерство юстиции России, добиваясь исключения того из реестра юрлиц.
В среду вечером градозащитники провели заседание и оповестили об этом своих участников. «Я восприняла это с очень большим удивлением, и все члены общества находились в недоумении! Никто не был приглашен на заседание суда», — рассказала нашему изданию член совета организации Любовь Агеева. О решении служителей Фемиды, по ее словам, защитники памятников узнали случайно, когда из Москвы попросили прислать документы для будущей конференции. Совсем скоро в Казани должны выбрать нового председателя татарстанского отделения ВООПИиК. Напомним, после смерти его бессменного руководителя Фариды Забировой в июне 2021 года исполняющей обязанности стала Наталия Топал.
«Бюрократические моменты привели к закрытию, — отметила в разговоре с „БИЗНЕС Online“ Топал. — На деятельности общества ликвидация организации принципиально никак не отразится. В реестре у нас 132 человека. Все мы являемся членами всероссийской организации. Единственное — юридические моменты, которые связаны со счетами: они будут перенаправлены в центральный совет».
Как же получилось, что организация, стоявшая на страже защиты памятников Татарстана с 2009-го, оказалась ликвидирована? Как объясняет Топал, причины в том, что у общества выявились задолженности по отчетам за предыдущие годы. В решении суда, которое есть в распоряжении нашего издания, сказано о 2019-м и 2020-м. Заместителем председателя общества в базе юрлиц до сих пор значится Забирова, а председателем — Рафаэль Хакимов. Указан там и адрес офиса на Лукницкого, где общество фактически не собирается — по некоторым данным, это квартира бывшего бухгалтера. Предупреждения об устранении нарушения федерального законодательства якобы неоднократно направлялись ответчику. Но, как сказано в решении суда, проблемы так и не были устранены, поэтому суд принял решение ликвидировать организацию. А раз письма не доходили, это вина ответчика, посчитали в инстанции.
Как говорит Топал, после смерти Забировой оформить новый адрес не представлялось возможным, поскольку официально председатель общества еще не назначен. Из-за того что в реестр вовремя не были внесены изменения, общество даже заплатило штраф. Что же с адресом организации? В ноябре 2021 года было решено отдать под офис ТРО «ВООПИиК» аварийный флигель особняка XIX века в Старо-Татарской слободе — такое решение согласовал президент Татарстана Рустам Минниханов. Но здание — усадьбу купца Гайнутдина Сабитова на улице Габдуллы Тукая — еще нужно отреставрировать, на что, по предварительной оценке, нужно около 15 млн рублей. «Это серьезная проблема. Такая общественная организация должна иметь хотя бы кабинет!» — сетует Агеева.
Но не для всех членов общества новость о ликвидации, похоже, стала внезапным решением. По словам помощника президента РТ и члена ТРО «ВООПИиК» Олеси Балтусовой, она была готова к возможной ликвидации организации, поскольку предупреждения от налоговой были. «Без председателя сложно решать организационные вопросы. Несмотря на то что я всегда ими занималась ранее, права подписи у меня не было, так что мы упустили отчетность и по закону об общественных организациях получили закрытие. Теперь наша реорганизация, которую начали было, достигла завершения и даже обнуления», — пояснила Балтусова «БИЗНЕС Online».
Выборы нового председателя общества охраны памятников РТ пройдут в сентябре
Оспаривать решение суда о ликвидации ТРО «ВООПИиК» градозащитники не станут, а создадут новое юрлицо. Нынешним составом члены ТРО «ВООПИиК» будут работать до следующей конференции, которая должна состояться 16 сентября. После этого пройдут выборы нового руководителя, членов правления и заместителей. «Было предложено до 1 июня выставить кандидатуры на должность председателя. Мы хотим разработать бюллетени и выбрать его путем голосования. Будет сформирован список для открытого голосования, чтобы соблюдать принципы демократичности», — говорит Топал.
По словам Агеевой, после создания нового юрлица есть планы расширить ряды организации, поскольку работы много — это и защита памятников, и пропаганда культурного наследия, и волонтерство. «Хочется надеется, что это будет мобильная, боеспособная организация. Она сегодня нацелена в основном на экспертную оценку, мониторинг состояния объектов, и это главная уставная задача, — отмечает Агеева. — Но есть еще одна важная задача — популяризация культурного наследия. Стоит обратить внимание органов образования, чтобы учителя и старшеклассники приняли в этом участие».
Из-за того что формально татарстанского отделения градозащитников больше не существует, свои членские взносы в виде 500 рублей общественники пока станут направлять в Москву. Также вся деятельность со счетами будет под контролем головной организации.
«Реорганизация — это не ликвидация. Потому что ВООПИиК — это мы. Это люди в первую очередь. А мы, слава богу, живы и здоровы и продолжаем работать на благо сохранения и развития наследия республики, — отмечает Балтусова, однако она сомневается, что для этого нужно создавать новое юрлицо. — Насчет юрлица подумаем. Ведь это необязательно, многие отделения ВООПИиК да и вообще многие организации (Русское географическое общество, например) работают в регионах без юрлиц».
«Региональные проблемы могут быть эффективно решены только на местном уровне»
Каковы же в целом последствия ликвидации юрлица и могут ли члены ВООПИиК РТ защищать архитектурное наследие как частные лица? «Ликвидация — это прекращение деятельности, при которой все права и обязанности юрлица прекращаются, а имущество направляется на погашение требований кредиторов и реализацию уставных целей, — напомнил корреспонденту „БИЗНЕС Online“ руководитель гражданской практики ЮА „Юнэкс“ Руслан Халиуллин. — А если общественное объединение было ликвидировано по решению суда, то закон объявляет запрет на его деятельность независимо от факта его государственной регистрации. То есть если участники ВООПИиК РТ решат продолжить свою прежнюю деятельность, оставаясь в тени, данные действия будут носить незаконный характер».
Смогут ли члены ликвидированного отделения защищать памятники архитектуры? Смогут, полагает юрист. Но инструментов для этого станет значительно меньше. «Государство гораздо более охотно сотрудничает с общественной организацией, чем с отдельным гражданином или даже инициативной группой», — добавил он. Еще один минус в том, что гражданин, даже остро переживающий за судьбу исторического наследия, не сможет получить государственные или муниципальные гранты в отличие от организации.
Чем же способны помочь старинным зданиям члены ликвидированного ВООПИиК РТ? «Они могут участвовать в качестве экспертов в решении тех или иных проблем, возникающих у государственных, муниципальных органов в области охраны памятников истории и культуры, информировать население о тех или иных проблемах, проводить собрания или митинги, — перечислил Халиуллин. — Что касается центрального отделения ВООПИиК в Москве, то, на мой взгляд, особых надежд тут питать не стоит лишь по той простой причине, что региональные проблемы могут быть эффективно решены только на местном уровне».
Чем занимаются защитники памятников в Татарстане?
В 2021 году ТРО «ВООПИиК» исполнилось 55 лет. В 1990-е общесоюзное движение распалось, но затем организация восстала из пепла. И в 2009-м отделение было воссоздано в Татарстане — его тогда зарегистрировала Забирова, ставшая заместителем председателя ТРО. Во время похорон Забировой говорили, что одна из главных заслуг ее была в том, что в Казани 10 лет не сносили памятники. Татарстанское отделение объединило историков, краеведов, экскурсоводов, музейщиков, блогеров, неравнодушных горожан. Было время, когда активисты становились участниками градостроительных конфликтов в Казани и других городах России, где сносили здания.
Как юрлицо общество проводит экспертизы, выдает заключения для вновь выявленных объектов культурного наследия, участвует в судах, консультирует собственников в реставрации. Среди спасенных от сноса объектов в Казани, как рассказывала в интервью «БИЗНЕС Online» помощник президента РТ Балтусова, дом Константина Юшкова на перекрестке улиц Дзержинского и Театральной — в начале 2011 года его разбирали на глазах градозащитников, планировали снять охранный статус, чтобы построить 8-этажный дом. Вместе спасли «Черное озеро» от застройки, собрав около 5 тыс. подписей против. За 10 лет жизнь вернулась в сотни объектов не только Казани, но и Елабуги, Лаишево, Чистополя. Теперь бесхозяйных памятников практически нет — здесь открываются музеи и галереи, гостиницы, кафе, рестораны, офисы, появилось жилье.
По словам архитектора, доцента института архитектуры и дизайна КГАСУ, директора дома-музея Аксенова Ирины Аксеновой, многие объекты культурного наследия сохранены благодаря деятельности общества. «К мнению организации стали прислушиваться, в том числе комитет по сохранению культурного наследия, и наконец-то в последнее время начали созываться научно-методические советы. Хотелось бы, конечно, чтобы в дальнейшем эта сущность сохранилась и продолжалась деятельность. Потому что вопросы есть, и их надо решать. Мне кажется, что в общественном мнении большой потенциал, — отмечает Аксенова. — Думаю, что эта юридическая пауза никак не отразится на деятельности отделения. Его будут переоформлять — как мне кажется, это решаемый вопрос».
Градозащитник, социолог и учредитель института городских исследований «Тамга» Марья Леонтьева также считает, что ликвидация не блокирует общественную работу: мониторинг состояния памятников, проведение общественно-просветительских мероприятий, контроль состояния архитектурной среды, участие экспертов общества, обладающих знаниями в области реставрации архитектуры, в профессиональных советах.
«Если общество сочтет необходимым, будет открыто другое юридическое лицо. Есть множество отделений, например в Самаре и Нижнем Новгороде, которые работают без юрлица, — говорит Леонтьева. — В последний год в связи с утратой председателя и идеолога Забировой организация переживает период переосознания и перезагрузки. Общество — это прежде всего люди, и деятельность продолжается».
 
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2022)