Наши публикации

«У него забрали все!»: соратника Талгата Абдуллина раздевают за долги Makeram

издание: Бизнес Онлайн
дата публикации: 08.09.2022
автор: Ринат Чипчиков

ГЖФ забрал кирпичный завод за треть долга, а остаток повесил на прежнего владельца. Тот доказывает, что был номиналом
Госжилфонд на открытых торгах купил мамадышский кирпичный завод Makeram по минимальной цене — 438,9 млн рублей. Так новый руководитель ГЖФ Марат Зарипов разрешил судебную тяжбу с бывшим владельцем завода Ильфатом Хазиевым за возврат долга в 700 млн рублей, выданного предприятию еще при прежнем главе Госжилфонда Талгате Абдуллине. По мнению Хазиева, справедливая цена Makeram в 3 раза выше, но теперь вместо завода у него многомиллионные долги перед ГЖФ. Защита Хазиева пытается доказать, что на самом деле фонд изначально и был владельцем завода, просто не хотел этого афишировать, а долг он якобы отдавал не деньгами, а кирпичом в 2 раза дешевле рыночного. Подробности — в материале «БИЗНЕС Online».
Makeram продали со второй попытки по дешевке
10 лет назад АО «Стройсервис» Ильфата Хазиева (обществу на 100% принадлежал Makeram) приступило к техническому перевооружению старого советского предприятия с участием испанских инжиниринговых компаний Equipceramic и Talleres Felipe Verdes. В 2014 году кирпичный завод перезапустили с участием президента РТ Рустама Минниханова. То, что испанское оборудование было установлено за счет Госжилфонда при президенте РТ, тогда публично не афишировалось. Фонд позиционировался лишь как крупный и надежный заказчик продукции Makeram.
Позже из документов, опубликованных на сайте Арбитражного суда РТ, стало известно, что ГЖФ выдавал «Стройсервису» целевые денежные займы в 2012–2013 годах, а также в 2016-м и 2019-м на общую сумму в 724 млн рублей. Условия были самые льготные: выплатить долг надлежало до 1 июня 2030 года и никаких процентов.
В реальности из 724 млн рублей АО «Стройсервис» вернуло Госжилфонду (по материалам АС РТ на 12 октября 2020-го) лишь 6,4 миллиона. Прежнее руководство ГЖФ это ничуть не беспокоило: Талгат Абдуллин поддерживал проект, не заботясь о растущих долгах. Но назначенный в 2018 году исполнительный директор фонда Марат Зарипов рассудил иначе, хотя поначалу и он попытался решить вопрос полюбовно.
«В 2020 году было подписано дополнительное соглашение о переносе срока возврата займа с новым графиком платежей, однако организация и тут нарушила условия договора. Из-за нарушений договора займа фонд направил единственному поручителю по долгам АО „Стройсервис“ — Ильфату Хазиеву — требование о досрочном погашении долга, но оно осталось без ответа», — комментировали тогда в фонде.
6 августа 2020 года ГЖФ обратился в суд с требованием к АО «Стройсервис» немедленно вернуть всю сумму целиком. 12 октября 2020-го судья Тимур Гиззятов вынес решение взыскать с АО «Стройсервис» в пользу ГЖФ недостающую сумму — более 700 млн рублей. 14 января 2021-го появилось уведомление ГЖФ о намерении обратиться в Арбитражный суд РТ с заявлением о признании АО «Стройсервис» банкротом, и с сентября предприятие объявили несостоятельным. На общество открыто конкурсное производство, сейчас им руководит конкурсный управляющий Марат Сулейманов.
С запуском процедуры все имущество АО «Стройсервис» отправилось в конкурсную массу и теперь должно быть пущено с молотка. Наиболее крупный актив — завод Makeram. Согласно данным Федресурса от января этого года, первая попытка продать завод была в начале 2022-го: 27 декабря прошлого года был открыт прием заявок на участие в аукционе за право выкупить предприятие с современным оборудованием и цехами, торги должны были пройти на электронной торговой площадке «Альфалот» 9 февраля. Первый лот, который включает само здание завода Makeram с производственными цехами, земельными участками и т. д., оценили всего в 438 млн рублей, хотя бывший собственник рассчитывал выручить за предприятие 1,2 млрд рублей (эту же оценку «БИЗНЕС Online» подтвердили источники, знакомые с ситуацией). Но в ходе судебного разбирательства по ходатайству Хазиева были наложены обеспечительные меры, и торги так и не состоялись.
Позиция Госжилфонда: непогашенные долги и попытки экс-директора вывести имущество из конкурсной массы
Вторая попытка продажи завода удалась — в июне этого года на площадке «Альфалот» завод купил мажоритарный кредитор, ГЖФ. Цена была минимальной — 438,9 млн рублей, фонд оставил единственную заявку. «Сейчас идет процесс оформления сделки по приобретению имущества кирпичного завода Makeram по итогам открытых торгов. Оплата будет произведена в общем порядке в соответствии с законом „О банкротстве“», — сообщили «БИЗНЕС Online» в пресс-службе Госжилфонда при президенте РТ в конце июня. За будущее предприятия, похоже, волноваться не приходится: новый собственник сообщил, что намерен сохранить и производство, и штат сотрудников. «На сегодняшний день на заводе трудится 91 человек, производство работает в штатном режиме, задолженности по зарплате, налогам и коммунальным платежам не имеется. Фонд намерен сохранить производство и рабочие места без ухудшения положения сотрудников», — кратко прокомментировали в Госжилфонде.
Свой интерес в сохранении предприятия ГЖФ проявил и в ходе судебных разбирательств: в 2019 году фонд создал юрлицо ООО «Мамадышский кирпичный завод», единственным учредителем которого, согласно данным «Контур.Фокуса», является ГЖФ. Пока шли судебные разбирательства, именно ГЖФ сохранил работоспособность банкротящегося завода: Makeram не простаивал, его мощности передали в аренду новому юрлицу, куда трудоустроили и сотрудников. Как пояснил «БИЗНЕС Online» конкурсный управляющий, передача в аренду произошла в октябре 2021-го по решению собрания кредиторов с целью «пополнения конкурсной массы», в июне этого года мощности Makeram все так же находились в аренде у ООО «Мамадышский кирпичный завод».
Тем временем экс-директор Makeram Хазиев, по словам конкурсного управляющего Сулейманова, пытался вывести свои активы из-под удара — неисполнение обязательств по договору займа означало для него возникновение солидарной ответственности как поручителя. «Предполагаю, что Хазиев понимал невозможность полного погашения обязательств перед ГЖФ и начиная с 2014 года активно переоформлял в пользу своих родственников здания в центре Мамадыша, земельные участки, завод по производству ЖБИ и другое имущество АО „Стройсервис“. К примеру, определением от 10 июня этого года была признана недействительной сделка по реализации АО „Стройсервис“ в 2014-м в пользу Ильфата Хазиева и его супруги по договору купли-продажи с последующим дарением в пользу дочери Хазиева здания завода ЖБИ с земельными участками, на которых расположен завод. По такой же цепочке были реализованы объекты недвижимости должника в пользу второй дочери Хазиева», — рассказал конкурсный управляющий Сулейманов о нехитрых «схематозах» бывшего владельца завода.
Сегодня Хазиев — ответчик по всем невыплаченным долгам перед фондом как поручитель. После продажи завода сумма кредиторской задолженности с 700 млн уменьшится до около 300 миллионов. Однако от этого не легче: в счет погашения долгов ГЖФ требует уже личное имущество экс-директора.
Позиция защиты: «Стройсервис» был фактически «дочкой» Госжилфонда!»
У самого Ильфата Фаязовича и его адвоката Фарита Мустафина позиция иная. Как пояснил Мустафин «БИЗНЕС Online», Госжилфонд и не просил «Стройсервис» закрывать долг на сумму более 730 миллионов. Более того, между компаниями, по его словам, было заключено допсоглашение о том, что «Стройсервис» мог не выплачивать долги до 2030 года, но был обязан поставлять ГЖФ кирпич по цене в 2 раза ниже рыночной. Допсоглашение это продлевали несколько лет, пока в 2021-м Госжилфонд его не оспорил.
«Допсоглашение можно было трактовать так: „Можете не платить, только поставляйте кирпич!“ „Стройсервис“ был подрядчиком ГЖФ по строительству домов. И весь производимый на обновленных мощностях завода кирпич под брендом Makeram шел на строительство этих домов, — пояснил Мустафин. — Мы считаем, что эти 700 миллионов на самом деле не заем, а пополнение уставного капитала, но таким образом, чтобы ГЖФ не становился акционером, чтобы не показывать аффилированность компаний».
В этом был смысл: по словам адвоката, подряды на строительство передавались от ГЖФ «Стройсервису» без торгов, напрямую. А объемы были немаленькими: с момента ввода в строй обновленного завода в 2014-м из его кирпича было построено порядка 60 многоэтажных домов на 2,5–3 тыс. квартир только в Мамадыше, все — по линии Госжилфонда. Дома из мамадышского кирпича строились в Кукморе, Елабуге. ГЖФ был основным заказчиком: в 2021 году Makeram сделал кирпича на 138 млн рублей, из них львиная доля (на 119 млн рублей) была продана ГЖФ по низким ценам.
«Фактически Госжилфонд был для „Стройсервиса“ контролирующим лицом, единственным покупателем кирпича. Еще один момент говорит в пользу этого: ГЖФ владеет карьером, из которого на Makeram поставлялась глина, тем самым он контролировал сырьевую базу. А без сырья кирпича не будет. АО „Стройсервис“ — дочернее общество Госжилфонда по факту», — прокомментировал Мустафин.
Отвечая на вопрос, что стало причиной стремительного разрыва отношений в 2021-м, адвокат пояснил, что у ГЖФ закончились объекты на строительство в Мамадыше, следовательно, пропал и интерес к руководству завода через третьи руки. «В Мамадыше уже строить не надо, они (ГЖФ — прим. ред.) даже сейчас сделки оспаривали о передаче квартир от „Стройсервиса“ как от застройщика физлицам, суд им отказал. Но дешевый кирпич для объектов в других городах им нужен, как и завод. Чем мешал экс-директор? Интерес к тому, чтобы у руля завода стоял предыдущий владелец, пропал, возникал конфликт интересов с новым руководством ГЖФ», — прокомментировал адвокат.
Ильфат Фаязович категорически не согласен с ценой завода, по которой его купил ГЖФ. «Они в 3 раза занизили стоимость. Завод стоил 1,2 миллиарда рублей, они цену, на сколько могли, понизили. Мы хотели провести судебную экспертизу, чтобы установить реальную стоимость предприятия, но арбитражный и апелляционный суды отказали нам в этом. Makeram — это самый высокотехнологичный завод в России, другого такого нет. Госжилфонд его за копейку приобрел», — сетует Хазиев.
По его словам, ряд компаний России, в том числе из Москвы, Самары и других городов, был готов приобрести завод по цене свыше миллиарда рублей, однако их отговорили. «Конкурсный управляющий сказал, мол, завод мы не продаем, создадим проблемы с карьером, если только начнут его покупать. Я у руководства Госжилфонда просил: дайте возможность оформить карьер, я закрою долги! Кирпич тогда около 20 рублей стоил, а меня заставляли продавать за 10. Я обращался во все госструктуры, предлагал акционироваться, говорил: „Я вам 100 процентов акций дам, останусь директором, помогу с производством, но чтобы не получилось банкротства!“ Но мне не позволили. Это натуральный рейдерский захват, у меня уже нервы не выдерживают. Теперь они меня банкротят: отбирают имущество у меня и детей, машины, дом», — поделился Хазиев.
По его словам, новый владелец Makeram может перепродать завод, но уже по стоимости, приближенной к реальной, чтобы заработать. Адвокат Хазиева же считает, что перепродажи не будет — Госжилфонду нужен дешевый кирпич на строительство объектов для других городов. Но, по словам Мустафина, борьба еще не закончена. «Мы через суд пытаемся доказать, что ГЖФ — контролирующее лицо. Есть позиция Верховного суда России, в которой сказано: когда есть заявление о привлечении к субсидиарной ответственности, из суммы требований, включенной в реестр в рамках дела, должна быть исключена сумма контролирующего лица. В нашем случае если мы докажем, что ГЖФ — контролирующее лицо, то долга как такового не станет. Если это будет установлено, дело пересмотрят, появится возможность вернуть завод и сохранить личное имущество Хазиева», — подытожил Мустафин.
Абдуллин от комментариев «БИЗНЕС Online» отказался, сославшись на то, что не владеет актуальной информацией по ситуации.
Хазиеву остается только снизить размер долга, завод уже не вернуть
Причины, побудившие ГЖФ обанкротить и купить Makeram, прозаичны — контроль источника дешевого кирпича, утверждает знакомый с позицией прежнего руководства фонда источник «БИЗНЕС Online». «Перед руководством фонда стоит задача решить проблемы людей, которые не в состоянии самостоятельно обеспечить себя жильем, и поставил ее попечительский фонд ГЖФ, во главе которого стоит президент РТ. Если жилищный фонд видит, что этот кирпичный завод может предоставить возможность для дальнейшего развития — почему бы и нет? Но способы [решить вопрос] есть разные, завод мог и в прежних условиях работать», — прокомментировал собеседник издания. Он также отметил, что пострадавшим в этой истории является экс-директор завода, который в свое время «вложил все свои деньги, чтобы построить новые корпуса, и сегодня у него забрали все».
«Такого завода в России больше нет. Это самое эффективное предприятие с точки зрения печей, там роботы работают. Но, как у Маркса, „нет таких преступлений, на которые не пошел бы капиталист ради прибыли в 300 процентов“. Это тот самый случай», — заключил источник.
Вероятность возвращения завода бывшему собственнику крайне маленькая, оценил в беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Online» руководитель гражданской практики ООО «ЮА „ЮНЭКС“» Ринат Чипчиков. «Судебными актами, вступившими в законную силу, был установлен размер задолженности, которая не была погашена должником. Факт наличия заемного обязательства не оспорен. И, несмотря на наличие актива в виде завода, должнику не удалось провести реабилитационные мероприятия (например мероприятия в рамках процедуры внешнего управления)», — отметил юрист.
Попытаться вернуть завод Хазиев может, используя доводы о встречной претензии в виде продажи предприятия ГЖФ по заниженной цене. Должник также может попытаться снизить размер долга, предъявив требования об оспаривании сделок по реализации товара по заниженной цене. «Доводы о контролирующем статусе кредитора могут помочь ответчику при рассмотрении спора о привлечении к субсидиарной ответственности, поскольку требование аффилированного, контролирующего кредитора может быть не учтено судом при определении размера ответственности», — добавил Чипчиков.
Но шансов вернуть предприятие мало — торги уже проведены, и, если оспорить их в течение года не удастся, следом за ними начнутся расчеты с кредиторами и последующее завершение процедуры банкротства.


Создание сайта "Еатек" (2001-2022)