Наши публикации

Мантуров разрешил: КЗСК все-таки объявили банкротом, завод пустят с молотка

издание: БИЗНЕС Online
дата публикации: 23.07.19
автор: Рушан Маликов

Минпромторг РФ, так и не родив план оздоровления стратегического предприятия, написал суду наказ кредиторам
Сегодня Арбитражный суд РТ внял решению собрания кредиторов КЗСК и дополнительному ходатайству его главного кредитора «ВЭБ.РФ»: предприятие признано банкротом, введено конкурсное производство. Однако надежду на спасение предприятия дает присланное в суд письмо минпромторга РФ. Эксперты «БИЗНЕС Online» указывают на то, что об «уникальности» банкротства КЗСК говорить не приходится: по итогам 2017 года через эту процедуру прошло 12 стратегических компаний.
«ДАЖЕ БАНКИ НЕ ЖЕЛАЮТ ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЯ В ФИНАНСИРОВАНИИ…»
Сегодня неоднократные попытки основного кредитора ОАО «Казанский завод синтетического каучука» «ВЭБ.РФ» ввести на предприятии конкурсное производство увенчались успехом. Арбитражный суд РТ удовлетворил-таки ходатайство госкорпорации и внешнего управляющего КЗСК Ольги Рущицкой и признал предприятие банкротом, введя финальную стадию банкротства. Конкурсным управляющим утверждена все та же Рущицкая. Представитель внешнего управляющего (на этот раз его явка была обеспечена) поддержал ее прежнюю позицию, как и представитель «ВЭБ.РФ» Андрей Белоглазов. Он заметил, что с прошлого судебного заседания финансовое состояние КЗСК не изменилось, потенциальные инвесторы не появились. С учетом того, что процедура внешнего управления длится уже больше 8 месяцев и «лиц, которые могли бы спасти данную организацию, нет», представитель «ВЭБ.РФ» снова высказался за конкурсное производство. «Ни иные кредиторы, даже банки, не желают принимать участия в финансировании процедуры [внешнего управления]», — посетовал он.
Никита Ржевский, представляющий интересы УФНС по РТ, вновь напомнил, что КЗСК является стратегической организацией. «Считаем, что невозможно рассматривать вопрос о введении последующей процедуры без соответствующего заключения минпромторга России», — почти слово в слово повторил свое предыдущее выступление он. Сама налоговая без согласования тоже не может выразить позицию по этому вопросу. Впрочем, как выяснилось, за недельный перерыв в рассмотрении дела лед тронулся. Судья Ляйсан Ахмедзянова сообщила, что от минпромторга поступили письменные объяснения, и зачитала их присутствующим.
«ПРОДОЛЖИТЬ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ПРИ ЛЮБОЙ СТАДИИ БАНКРОТСТВА»
В письме, в частности, шла речь о том, как департамент химико-технологического комплекса и биоинженерных технологий министерства исполняет поручение правительства РФ от 11 июня 2019 года по вопросу проработки возможных мер господдержки ОАО «КЗСК». Для бесперебойной деятельности предприятия, выполняющего гособоронзаказ, определяются номенклатура и объемы продукции. По результатам работы, сообщает министерство, планируется сформировать перечень производств стратегического назначения на производственной площадке КЗСК для оценки приобретения его в собственность РФ — разумеется, в рамках банкротства КЗСК. Интересно, что срок назначен на июль этого года.
И, наконец, самое главное: «Минпромторг России считает, что КЗСК необходимо продолжить производственную деятельность в целях выполнения госзаказа при любой стадии банкротства до исполнения данного поручения правительства РФ». «К сожалению, по вопросу невозможности введения процедуры не высказались», — закончив цитировать письмо от ведомства Дениса Мантурова, несколько разочарованно заметила судья. Представитель республиканского минпромторга растолковал позицию федералов: в случае ведения в отношении КЗСК конкурсного производства деятельность предприятия должна быть продолжена. Но, чтобы сохранить и производство, и коллектив, нужно соблюсти ряд требований. Прежде всего одновременно с введением арбитражным судом конкурсного производства должен измениться порядок выплаты текущих платежей. В первую очередь, должна выплачиваться зарплата работникам предприятия и текущие платежи за потребленные энергоресурсы. Кроме того, предложение минпромторга о дальнейшей работе предприятия в ходе конкурса должно одобрить собрание кредиторов. Судя по всему, предварительные договоренности по этому поводу были достигнуты еще до судебного заседания. Так, представитель внешнего управляющего в унисон этим словам сообщил, что на 9 августа назначено собрание кредиторов, в повестку дня которого включен вопрос о продолжении хозяйственной деятельности — «в соответствии с заключением минпромторга».
Небольшую сумятицу внесло лишь выступление представителя Спурт Банка. Он возражал против введения конкурсного производства, заявив: «План [внешнего управления] готов». На вопрос судьи о том, кто его подготовил, уточнил: «Внешний управляющий». Когда же Ахмедзянова заметила, что такого плана нет, не стал возражать. «Может быть, вы предлагаете свой проект?» — поинтересовалась судья. «Не могу сказать», — ответил тот. Как ранее рассказывал «БИЗНЕС Online», предусмотренный четырехмесячный срок для составления плана внешнего управления истек. А 17 июля в татарстанский арбитраж было представлено заключение внешнего управляющего КЗСК о том, что такой план невозможно подготовить.
Банкротное дело завода тянулось больше года — за это время руководство КЗСК смогло включить его в состав стратегически важных заводов России и запустить особую процедуру внешнего управления, которая подразумевала приоритетное сохранение небанкротного статуса. За сохранение КЗСК вступались и местный, и федеральный минпромторг. Так, Мантуров в декабре 2018 года заявлял нашему изданию, что будет «продолжать искать те инструменты, которые позволят в первую очередь сохранить предприятие и ту номенклатуру, которая производится там сегодня в части химической продукции». А за бывшую владелицу КЗСК и создательницу «КЗСК-Силикон» Евгению Даутову публично вступился президент РТ Рустам Минниханов.
Напомним, что КЗСК напрямую не брал у ВЭБа никаких денег — он лишь выступил поручителем по долгу «дочки», «КЗСК-Силикон», на 3,7 млрд рублей. Недостроенное предприятие тоже находится в банкротном производстве и имеет свои активы для погашения долгов. Важно, что химический комплекс из двух предприятий идеологически един и продавать их по отдельности нецелесообразно. При этом у КЗСК и «КЗСК-Силикона» были разные арбитражные управляющие. Весной сообщалось, что завод работает только на 30% мощности к уровню 2017 года, сейчас этот процент, скорее всего, еще ниже.
«С начала 2019 года по сегодняшний день все заявки по поставке продукции, в том числе выполняемые по линии гособоронзаказа, предприятием ОАО «КЗСК» выполнены», — сообщила «БИЗНЕС Online» пресс-секретарь минпромторга РТ Татьяна Кучерова. По ее словам, в настоящее время также имеются заявки на поставку продукции, часть из них в рамках выполнения гособоронзаказа: их выполнение планируется осуществить в согласованные с потребителями сроки. «При этом мы ожидаем положительного решения о продолжении производственной деятельности завода при конкурсном производстве собранием кредиторов, которое состоится в начале августа», — отметила она.
«ГОВОРИТЬ ОБ «УНИКАЛЬНОСТИ» БАНКРОТСТВА СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КОМПАНИИ НЕ ИМЕЕТ СМЫСЛА»
«БИЗНЕС Online» поинтересовался у экспертов, что они думают о дальнейшей судьбе КЗСК.
Шамиль Агеев — председатель ТПП РТ:
— Меня очень печалит этот факт (признания завода банкротом — прим. ред.). Но это означает, что хоть какое-то движение там есть. И мы выражаем надежду, что производство все-таки сохранится. Все законы о банкротстве ни к одному управлению реально не приводили. Мы обеспокоены, потому что основная задача — сохранение производства, особенно нового вида. И здесь в какой-то степени, к сожалению, была пассивной роль тех, кто этим должен был заниматься. Введение конкурсного производства не означает конец, какие-то шансы еще есть. Другое дело, что из него редко когда получалось что-то нормальное. Будем надеяться, что это будет прорывным моментом, что общими усилиями сохранят завод. По крайней мере, не разбазарят оборудование. Оно очень важное. Так что будем надеяться. Надежда умирает последней.
Рушан Маликов — старший юрист юридического агентства «ЮНЭКС»:
— Целью конкурсного производства является соразмерное удовлетворение требований кредиторов. По итогам данной процедуры юридическое лицо как субъект права прекращает свою деятельность и ликвидируется. Если же говорить о судьбе самого предприятия (то есть имущественного комплекса, включающего в себя недвижимость, оборудование, сырье и прочее), то в период процедуры оно может быть продано другому лицу. И уже на базе проданного предприятия можно вести хозяйственную деятельность — в данном случае продолжить исполнение госзаказов. Однако переход предприятия не предполагает собой сохранение рабочих мест, поскольку АО «КЗСК» не имеет статуса градообразующей организации.
Закон о банкротстве устанавливает обязательные требования для покупателя предприятия. Это обязательство обеспечить сохранение целевого назначения указанного имущественного комплекса и имущества мобилизационного назначения должника, выполнять договоры должника, связанные с выполнением работ по государственному оборонному заказу, обеспечением федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности РФ. И если стратегическая организация выполняет оборонные заказы, то приоритет перед всеми покупателями имеет Российская Федерация.
Когда основной вид деятельности должника связан с изготовлением ограниченно обороноспособного имущества (например, оружия), торги проводятся в закрытой форме, если нет, то в открытой. Учитывая общую тенденцию увеличения числа банкротств, говорить об «уникальности» банкротства стратегической компании не имеет смысла. Статистика показывает, что по итогам 2017 года через банкротство прошло 12 стратегических компаний.
Дмитрий Баранов — ведущий эксперт УК «Финам Менеджмент»:
— Конкурсное производство — это последняя стадия процедуры банкротства, которое подразумевает поиск и аккумулирование имущества должника. Его имущество и активы описывают и оценивают начиная с земельных участков, зданий и сооружений, оборудования, офисной мебели и заканчивая канализацией и железнодорожными путями на его территории, а затем продают с молотка. Делается это для соразмерного удовлетворения требований кредиторов. То, что суд согласился с кредиторами, а именно они принимают решение о введении конкурсного производства, является плохим знаком. Но даже в нынешней ситуации есть возможность изменить ситуацию, сохранить работающее предприятие.
Одним из вариантов решения может стать нахождение стратегического инвестора для предприятия. С учетом того, что важно сохранить его профиль, лучшим инвестором может стать какая-либо из отраслевых компаний, работающих в химической индустрии и/или в смежных отраслях – нефтяной, нефтехимической, газохимической. Такой инвестор знает особенности отрасли до мелочей, представляет конъюнктуру рынка и может предложить наилучшие варианты для скорейшего выхода из сложившейся ситуации. Причем стоит рассматривать не только потенциальных внутренних инвесторов, но и иностранных, которые могут не только предоставить необходимые средства на погашение задолженности и дальнейшее развитие, но и передовые технологии. Теоретически нельзя исключать нахождение портфельного инвестора для компании, который купит ее, исправит ситуацию, а затем продаст стратегическому инвестору. В этом случае круг потенциальных претендентов может быть еще шире. Главное, чтобы он заинтересовался активом.
Анна Бодрова — старший аналитик информационно-аналитического центра «Альпари»:
— Если у предприятия длинные обязательства по поставкам перед государством, а львиную долю средств КЗСК должен ВЭБу, то можно предположить, что идеальным покупателем завода могло бы стать само государство. Этот вариант интересен, помимо возможности оперативно решать проблемы каучукового производства, сохранением рабочих мест и увеличением конкурентоспособности предприятия.
Обычно в России мало практикуется сохранение производства во время конкурсного управления, но в случае с КЗСК это вполне возможно. Если государство будет основным покупателем, весь кадровый состав может быть сохранен.
 


Создание сайта "Еатек" (2001-2019)