Наши публикации

«Могут быть тысячи дел или десятки, если удастся заставить остальных молчать»

издание: Бизнес Онлайн
дата публикации: 05.03.2022
автор: Ринат Чипчиков

Принят закон о «военных фейках». Пора ли чистить соцсети?
«Мы делаем это для того, чтобы защитить наших солдат, офицеров, защитить правду», — заявил спикер Госдумы Вячеслав Володин во время рассмотрения нашумевших поправок к УК РФ о «военных фейках». Максимальное наказание распространителям ложной информации о Вооруженных силах РФ — от 10 до 15 лет лишения свободы. По мнению руководителя «Агоры» Павла Чикова, чаще всего будут применяться административные меры за призывы остановить спецоперацию на Украине — штраф от 30 тыс. до 50 тыс. рублей. Правозащитник рекомендует почистить посты в соцсетях за последние 10 дней. В полувоенном положении это вполне объяснимые меры, полагают эксперты «БИЗНЕС Online». О том, смогут ли СМИ найти баланс между стремлением к объективности и положениями УК РФ, — в нашем материале.
15 лет за «военный фейк»
Поправки о введении штрафов и уголовной ответственности за фейки о Вооруженных силах РФ накануне днем приняли Госдума и Совфед, а вечером их утвердил президент России Владимир Путин. Тогда же документ вступил в законную силу. Теперь в Уголовном кодексе РФ есть новая ст. 207.3 («Публичное распространение заведомо ложной информации об использовании Вооруженных сил Российской Федерации»). Наказывать по ней будут за публикацию под видом достоверных сообщений ложной информации, содержащей данные об использовании ВС РФ в целях защиты интересов страны и граждан, поддержания международного мира и безопасности.
Статья предусматривает следующее наказание: штраф в размере от 700 тыс. до 1,5 млн рублей, либо исправительные работы на срок до 1 года, либо принудительные работы на срок до 3 лет, либо лишение свободы до 3 лет. Второй пункт предусматривает более суровое наказание и применяется, если деяние совершено: •
с использованием служебного положения; •
группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; •
с искусственным созданием доказательств обвинения; •
из корыстных побуждений; •
по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды.
В таком случае нарушителю грозит штраф от 3 млн до 5 млн рублей, либо принудительные работы на срок от 3 до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет, либо лишение свободы на срок от 5 до 10 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет. Если нарушение закона повлекло тяжкие последствия (о чем конкретно речь, в статье не уточняется), предусмотрено от 10 до 15 лет лишения свободы с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 5 лет.
Также появилось наказание за публичные действия по «дискредитации» использования ВС РФ. Согласно тексту законопроекта, под публичными действиями понимаются и публичные призывы к воспрепятствованию использования армии «в целях защиты интересов РФ и ее граждан, поддержания мира и безопасности». В КоАП РФ появилась ст. 20.3.3. За первый эпизод грозит штраф от 30 тыс. до 50 тыс. рублей для граждан, от 100 тыс. до 200 тыс. рублей для должностных лиц, от 200 тыс. до 500 тыс. рублей — для юридических. Если действия сопровождаются призывами к проведению несанкционированных публичных мероприятий, штрафы больше. Для граждан — до 100 тыс. рублей, для должностных лиц — до 300 тыс. рублей, для юридических — до 1 миллиона.
Если в течение года после привлечения к административной ответственности лицо допустило повторное нарушение, применяется третья новая норма — ст. 280.3 УК РФ («Публичные действия, направленные на дискредитацию использования ВС РФ…»). Предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 100 тыс. до 300 тыс. рублей, либо принудительных работ на срок до 3 лет, либо ареста на срок до 6 месяцев, либо лишения свободы на срок до 3 лет с лишением права занимать определенные должности. Если есть призыв к незаконным действиям, наказание жестче: штраф до 1 млн рублей либо до 5 лет лишения свободы.
«Мы делаем это, для того чтобы защитить правду»
Ввести уголовную ответственность за фейки о действиях армии предложил глава комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Василий Пискарев («Единая Россия»). С инициативой он выступил 28 февраля, на четвертый день спецоперации на Украине. Пискарев напомнил, что два года назад Дума уже ввела ответственность за распространение заведомо ложной общественно значимой информации о пандемии. С Украины идет «вал фейковых новостей», а целый ряд российских СМИ охотно их распространяет, пожаловался депутат.
3 марта поправки одобрил профильный комитет ГД, а вчера инициативу единогласно поддержали депутаты на пленарном заседании. «Уже буквально завтра его (закона — прим. ред.) нормы прямого действия заставят тех, кто лгал и делал уязвления, дискредитирующие наши Вооруженные силы, понести наказание, причем очень жесткое. Хотелось бы, чтобы все понимали, и общество тоже, что это мы делаем, для того чтобы защитить наших солдат, офицеров, чтобы защитить правду», — пояснил спикер Госдумы Вячеслав Володин.
Вскоре поправки единогласно принял Совет Федерации. Запад развернул против России информационную войну, «войну на ментальное уничтожение», заявила на заседании спикер СФ Валентина Матвиенко и отметила, что внутри страны есть граждане, которые готовы «сознательно или неосознанно поучаствовать в таких информационных и боевых действиях». Новые законы «суровые, но время обязывает», добавила она. «Как россияне могут выразить свою точку зрения, если она не совпадает с официальной?» — поинтересовались сегодня на брифинге у пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова. «Закон подписан, и его нужно исполнять. Время сейчас нелегкое. Вы видите, что закон был необходим срочно в связи с абсолютно беспрецедентной не кампанией, а информационной войной, которая была развязана против нашей страны», — сказал представитель Кремля.
Закон о фейках правильный, но в нем осталась «лазейка для провокаторов», предупредил сегодня Рамзан Кадыров. В принятой редакции речь идет только о действиях ВС РФ, а участвующие в операции силы Росгвардии и другие подразделения под такую формулировку не подпадают, отметил глава Чечни в своем телеграм-канале и предложил внести дополнения. Депутаты доработают закон, добавят в него Росгвардию и «других государственных военных (и не только) организаций, задействованных в операции», пообещал зампред комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Александр Хинштейн.
«Рекомендую проверить свои соцсети за последние 10 дней, почистить спорные и сомнительные посты»
Как будут применяться новые нормы? По мнению руководителя международной правозащитной группы «Агора» Павла Чикова, штрафы грозят за размещение материалов, опубликованных до принятия закона. «Там, где есть „административки“, ответственность будет распространяться на все посты, в том числе опубликованные ранее, — заметил он в своем телеграм-канале. — Поэтому рекомендую проверить свои соцсети за последние 10 дней, почистить спорные и сомнительные. Просмотрите также паблики своих близких и друзей. Можете не чистить, но теперь предупреждены». Правозащитник также порекомендовал понаблюдать за тем, насколько жестко и массово будет применяться закон, после чего «решать, как и что писать в [оставшихся] соцсетях».
В беседе с корреспондентом «БИЗНЕС Onilne» Чиков указал на то, что поправки, помимо медиа и пользователей соцсетей, адресованы гражданским активистам и «любым людям, публично выражающим свою позицию несогласия с действиями властей». «Поддерживать действия властей — это единственное правомерное публичное поведение с 4 марта 2022 года», — подчеркнул собеседник издания.
Правозащитник добавил, что основная практика будет формироваться по административной линии. «Будут выписывать протоколы, постановления судов и штрафы от 30 тысяч до 50 тысяч рублей, — говорит он. — Основная цель, безусловно, — запугать и заставить замолчать. Число дел зависит от указаний начальства. Могут быть и тысячи, и десятки, если удастся заставить молчать остальных».
По мнению Чикова, СМИ сейчас выбирают один из трех вариантов: •
Продолжать освещать спецоперацию по стандартам профессии и столкнуться с неминуемой блокировкой и штрафами. •
Поддерживать власти и армию в любых их действиях. •
Перестать писать о военных действиях, как будто они не ведутся.
«К чему это приведет, сказать пока невозможно, — рассуждает собеседник издания. — Сервисы VPN и другие способы обхода блокировок сейчас в топе скачиваний. В поисках информации, опасаясь блокировок, люди массово мигрируют в „Телеграм“, который пока не блокирует никакие каналы».
«В тексте закона присутствуют размытые формулировки, поэтому однозначно определить, что относится к фейкам, будет непросто, — заметил руководитель практики ООО „ЮА „ЮНЭКС“ Ринат Чипчиков. — К ответственности могут быть привлечены и авторы постов, и те, кто сделал репост. Учитывая большой охват социальных сетей и иных ресурсов, пока непросто спрогнозировать то, каким образом будет проводиться отслеживание недостоверной информации. Встает вопрос о достаточности ресурсов для отслеживания новостей в соцсетях». По мнению юриста, надзорные органы в первую очередь обратят внимание на наиболее агрессивные посты либо те, которые могут привести к панике у населения (например, недостоверные сведения о числе погибших).
Смогут ли журналисты сохранить баланс?
Борис Межуев — политический обозреватель:
— Это тяжелый военный период, когда трудно окажется предоставлять альтернативную информацию. Я не думаю, что он затянется. Будет период, соотнесенный с военными действиями, и, как только эти военные действия завершатся, надеюсь, что жесткая удавка поправок уйдет. Ситуация напряженная, говорить не все мы можем. Там, где самоцензура не действует, вводится военная цензура.
Конечно, [читатели СМИ] перейдут [на зарубежные источники информации]. Но не все читают на английском языке, и надо понимать, кто и что пишет. Как минимум аудитория располовинится. Это не быстрый переход — с российского контента оппозиционно-либерального в зарубежный. Требуется привыкание, не все на подобное способны. Не все пользуются VPN, не все готовы заплатить за него, не все понимают, как его загружать, и поэтому это будет все-таки некоторая проблема. Кроме того, в «Фейсбуке» выйдешь через VPN, а в СМИ, которые работают внутри России, никакой VPN не поможет выйти.
Сергей Марков — политолог, общественный деятель, кандидат политических наук, директор Института политических исследований, член Общественной палаты РФ:
— «Закон о фейках» — это закон о запрете антироссийской пропаганды в российском информационном пространстве. Практически все современные государства имеют такого рода законы. РФ допускала некоторый либерализм в этом отношении на протяжении многих лет. Антироссийской пропагандой, как правило, занимаются те информационные ресурсы, которые напрямую поддерживаются из-за рубежа. Только раньше они поддерживались недружественными странами, а теперь — враждебными. Статус поменялся.
Пропаганда резко ужесточилась, мы это видим по многим показателям. Я бы сказал, создатели информационного продукта со стороны западных стран потеряли голову. Например, RT была запрещена почти везде, причем по значительно меньшим причинам. Она не перебирала так жестко с пропагандой, как те ресурсы, которые сейчас попали под запрет. Было и «брендирование» российских СМИ связями с государством, и снижение показов. Перед этим прошли массовые вычеркивания российских каналов, СМИ из информационного пространства западных стран, в том числе на YouTube. Эти скандалы продолжаются уже много лет.
У журналистов есть шанс оставаться объективными. Все-таки, речь идет о запрете жесткой антироссийской пропаганды. К сожалению, ее пределы определяют правоохранительные органы, прокуратура. У них всегда есть запретительный крен. Хотелось бы, чтобы [пределы] определялись в общей политике. Это вынужденная ситуация: западные государства уже потеряли всякие берега, массово банят российские СМИ, в чудовищных количествах производят фейковые новости, покрывающие чудовищные преступления антироссийского репрессивного режима.
Виктор Линник — советский и российский журналист-международник, публицист:
— Эти запреты в том или ином виде существуют практически везде, где соцсети имеют хождение. В полувоенном положении это вполне объяснимо и закономерно. Я не знаю, способна ли эта мера оздоровить наши медиа, наставить на путь истинный. Недобросовестность как-то укоренилась у нас сильно и крепко, вытравить ее будет довольно сложно. Расчет на то, что эта мера будет способствовать очищению.
Смогут ли журналисты при этом сохранить баланс объективности, сложный вопрос. В каждодневной действительности мы очень часто с большими сложностями находим баланс между совестью и теми рамками, в которых мы можем выразить себя, не задевая других, не нарушая законодательных норм. Я думаю, для человека, который всерьез относится к тому, что выпускает из своего речевого аппарата и из-под своего пера, самая главная заповедь — «не навреди». Иной раз стремление к истине и ярой правде заводит нас не туда.
Если наш читатель по наивности думает, что зарубежные издания дают ему истину в последней инстанции, то это большое заблуждение. Зарубежная пресса грешит всеми теми же грехами, что и наша, только в более концентрированной и изощренной форме. Только у них сложнее это обнаружить — они слишком долго шли по пути искажений и зла. У них большой опыт пропагандистских компаний самого широкого масштаба. Полагаться на них как на некого арбитра в оценке тех или иных событий в мире — наивно. Я бы не советовал. Я слишком долго и хорошо изучал западную прессу, чтобы с полной ответственностью предупредить об этом наших журналистов.
Конечно, в западных СМИ все равно можно найти что-то полезное. Это дело опыта, профессионального взгляда на вещи, знания предмета. Когда ты знаешь предмет, то всегда видишь, соответствует информация истине или это очень хитро спрятанный фейк. Профессионализм журналиста и его совесть — вот два мерила, чтобы избежать ловушки.


Создание сайта "Еатек" (2001-2022)